Glass Walkers

Современный образ племени практически неразделим с образом Нью-Йорка: небоскребы из стали и стекла, кишащий людьми муравейник жизни, соседствующие нищета и роскошь, город бесконечных возможностей и постоянных перемен. Последние три десятка лет Нью-Йорк был неофициальной столицей всего племени, перехватив это звание у Чикаго в середине семидесятых. Сегодня понятие одного физического центра раскиданного по всей планете племени бесконечно устарело, но Нью-Йорк остается своеобразной меккой для Гласс Волкеров несмотря ни на что.

Согласно историям, Гласс Волкеры были в Нью-Йорке с самого основания города – они приплыли в Новый Свет с первыми колонистами и с тех пор постоянно существовали в городе, в немалой степени влияя на его развитие. По крайней мере, так утверждают сами Гласс Волкеры, и пока никто не предоставил свидетельств обратного. Насколько эти рассказы правдивы судить сложно, и в первую очередь потому, что мало кто из оборотней племени пытается докопаться до истины. Гласс Волкеры всегда смотрели в будущее, и они продолжают делать это сегодня. Тем не менее, насколько помнят старожилы города, в Нью-Йорке всегда было несколько десятков Гласс Волкеров, ближе к полусотне, и это число всегда росло.

С середины ХХ века признанным лидером всех Гласс Волкеров штата был филодокс по имени Гордость Стаи. Он был одним из первых Корпоративных волков и ему Гласс Волкеры обязаны доминирующим положением в городе сегодня. Но, пожалуй, самым удивительным фактом яляется то, что в самом людском племени, в кэмпе, полностью зависимом от человеческой экономики, первым голосом был люпус.

Происхождние Городости Стаи неизвестно – когда сегодняшние старики были щенками, филодокс уже был настолько уважаем, что спрашивать “откуда вы такой взялись” было неприлично. Современники рассказывают, что Гордость Стаи никогда не получал формального образования, но обладал сверхъестественной интуицией, которая позволяла ему предчувствовать малейшие изменения в мире хомидов. Это качество оказалось незаменимым для Корпоративных Волков, которые напрямую зависели от экономики смертных, и благодаря прозрениям Гордости Стаи его ученики из Волков смогли врасти в финансовые организации Нью-Йорка, в первую очередь, Уолл Стрит. Вкупе с покровительством Могучего доллара, стая Гордости получила в свое распоряжение практически неограниченные ресурсы, которые позволили Корпоративным Волкам влиять на государственную политику сначала США, а потом и многих других стран. Это беспрецедентное влияние, в свою очередь, позволило Волкам бросить вызов Джанлуиджи Луччи и в конечном итоге сместить с лидирующего положения в племени.

Когда в середине 70ых Корпоративные Волки стали доминирующим кэмпом племени, Гордость Стаи уже был легендой Нью-Йорка. К нему обращались за советом не только сородичи, но и оборотни других племен, порой преодалевая огромные расстояния только для того, чтобы встретиться филодоксом. Помимо непосредственных обязанностей, которые Волк исполнял в городе, у Гордости Стаи была еще одна, представительская роль. Он был живым воплощением того, что Гласс Волкеры верны Гайе – даже самые громкие критики племени вынуждены были признать, что люпус едва ли смог заключить союз с силами Вивер. Впрочем, волк не был готов почивать на лаврах, и продолжал сражаться с врагами вирма до тех пор, пока был в состоянии это делать. Между битвами он посвящал себя обучению, стремясь передать свои мудрость и память подрастающим щенкам. Как минимум два поколения Гласс Волкеров Нью-Йорка могут с полным правом называть его своим наставником, а некоторым оборотням Гордость заменил отца. Этот статус является самым значимым признанием заслуг оборотня – в племени, где менторство считают злом и пороком, Гордость Стаи был бессменным и любимым учителем на протяжении двух десятков лет.

На исходе столетия люпус стал заметно сдавать. Он все чаще впадал в тоску, верный признак приближающнгося харано, и окружающие его гару чувствовали – Гордость Стаи практически потерял волка. Вероятно, это чувствовал и он сам, потому что шесть лет назад старый филодокс исчез. Никто не знает, куда он ушел, но предполагают, что оборотень решил уйти как подобает волку – в бою. На тот момент ему было больше семидесяти лет.

Уход Гордости Стаи оставил ощутимый вакуум среди Гласс Волкеров – никто из живущих сейчас просто не мог легко заменить старого филодокса. Впервые за полвека гару Нью-Йорка должны были выбрать себе лидера, и этот процесс был вновинку всем без исключения оборотням города. Между Корпоративными Волками началась борьба за власть, и сцепившись друг с другом, Волки проглядели момент, когда племя Нью-Йорка выбрало своего лидера. Им стал молодой теург Клеон Винстон, последний ученик Гордости Стаи. Изначально за спиной у него не было ничего кроме этого сомнительного титула, но Клеон смог эффективно распорядиться и этим ресурсом. Используя популярность покойного ментора, Винстон расположил к себе практически всех оборотней, не входивших в число Корпоратов, и их голосов оказалось достаточно, чтобы Волки, так и не договорившиеся между собой, уступили.

Смерть Гордости Стаи знаменовала ослабление всего кэмпа Волков. Едва ли кто-то за пределами Нью-Йорка связывает два этих события, но факты остаются фактами – котировки Волков, как финансовые, так и политические, пошли вниз, и несколько лет назад кэмп вынужден был уступить лидерство в племени. Естественно, Корпораты не собираются сдаваться без боя и продолжают бороться, но битву за Нью-Йорк они проиграли окончательно. Винстон оправдал возложенное на него доверие и быстро упрочил свои позиции. Поговаривают, что Клеон унаследовал у Гордости Стаи феноменальную интуицию, но на самом деле Винстон обладает собственным талантом. Он умеет завоевывать доверие, налаживать связи и работать с информацией как никто другой. Первым действием Клеона в качестве главы племени в Нью-Йорке было установление тесных связей с многочисленными Бон Гнаверами города. Оба племени жили бок-о-бок на протяжении веков, но зачастую предпочитали игнорировать друг друга. Винстон протянул детям Крысы лапу мира, и те ответили ему взаимностью. Получившаяся сеть информаторов и доверенных лиц настолько плотно оплела город, что, кажется, ничто не может проскользнуть мимо Клеона. Благодаря этому именно он стал первым, кто получил достоверную информацию о действиях Седьмого поколения в Нью-Йорке и, скорее всего, без этой информации Альбрехт не смог бы положить конец культу.

Хотя Винстон и не стал после победы над Седьмым поколением Легендой нации вместе с Альбрехтом, он получил ранг Этро, а также окончательно зацементировал свои позиции в городе. Теперь никто и помыслить не может о том, чтобы сомневаться в его лидерстве. Даже наоборот, некоторые оборотни видят в Клеоне будущее всего племени.

Конечно, Винстона любят не все – в конце концов, он не сын Могучего доллара, чтобы всем нравиться. Даже сегодня у Клеона остаются недоброжелатели и противники, впервую очередь, среди Корпоративных Волков. Лидер кэмпа в Нью-Йорке, Гарольд Хант, возглавляет оппозицию. Учитывая огромные ресурсы, доступные лично Ханту и кэмпу в целом, сбрасывать со счетов такого противника нельзя. Пока что Винстон не дает поводов усомниться в своем руководстве, но море вокруг Клеона полно акул, которые только и ждут запаха крови.

Большинство Гласс Волкеров региона обитает в Нью-Йорке, и за пределами Большого Яблока есть только одна небольшая община племени, выбравшая своим домом Рочестер. Филодокс Кит Хедман привел свою стаю в город вскоре после того, как Труман Сильверхил возродил септ Длани Гайи, и вскоре его оборотни стали неотъемлемой частью рочестерского социального эксперимента. Успех этого эксперимента привлек других Гласс Волкеров, и скоро в Рочестере возникла небольшая, но заметная группа оборотней. Они относятся к одному из течений кэмпа Городских Фермеров, которые полагаются, что остановить наступение городов на дикую природу можно изнутри – невозможно сделать так, чтобы города перестали расширяться, но можно сделать так, чтобы сами города принимали угодную Гайе форму. Этот принцип лег в основу архитектурного плана Рочестера и округа, который Хедман разработал вместе с Сильверхилом. после успеха Рочестерского сценария аналогичный план стал разрабатываться и для других городов, подконтрольных септу Длани Гайи. Если и эти эксперименты будут успешны, Хедман планирует выйти на глобальный уровень, что сулит ему лидерство в кэмпе, которому не хватает направления и действительно сильных вожаков.

Помимо этого Гласс Волкеры Рочестера много внимания уделяют кампусам округа. Они вкладывают средства в продвижение экологических программ и курсов, полагая, что если привить подрастающему поколению уважение к природе, они смогут сохранить Гайю, когда сами займут места тех, кто принимает решения. Пока что эта политика дает положительный результат – Рочестер и Сиракузы стали центром высокотехнологичного, но в тоже время экологически чистого производства штата.

Примечательные Гласс Волкеры

Гордость Стаи, филодокс, старейшина. Полулегендарный предводитель племени. Корпоративный волк.

Клеон Винстон, теург, этро. Нынешний лидер Гласс Волкеров Нью-Йорка.

Консуэла Коразон, рагабаш, адрен. Советник и доверенное лицо Винстона. Специалист по духам электричества и предсказаниям.

Саймон Джентл, филодокс, адрен. Руководит финансами Центрального парка.

Гарольд Хант, филодокс, адрен. Глава Корпоративных волков Нью-Йорка. Основной оппонент Вилсона.

Glass Walkers

Storm of the Century Smirnov Smirnov