Things Yet to Come

Козырек телефонной будки прикрывал от палящего солнца, давая глоток спасительной тени посреди полуденной жары. Индейское лето, черт бы его побрал, было жарче лета календарного. Сначала Марку казалось, что он отвык от больших городов после долгих разъездов, но теперь он был уверен, что сама погода взбесилась и старается сделать все, чтобы он ни на секунду не забыл о сухой жаре Египта. Проклятая Африка никак не хотела отпускать его. Блики солнечных зайчиков от металлической таблички ‘BELL’ на козырьке будки слепили глаза, и сквозь невольно проступившие слезы Марк видел не мостовую Квебека, а занесенные песком переулки Каира.

Дело, которое должно было занять не более пары дней, оказалось многомесячной охотой. Этого стоило ожидать – международные преступники редко позволяли поймать себя просто так. Тем более, если преступника звали Бесконечный Шторм, и за ним охотились не только Интерпол и ООН, но и Ахади вместе с Нацией. Ванесса шутила, что один Шторм сделал для примирения оборотней больше, чем все миротворцы Детей Гайи. Отчасти это было верно. Редко когда стая гару выполняла заказ Ахади по устранению падшего члена африканского союза. За этим должна была стоять большая политика или большие одолжения. Впрочем, организатор этой охоты мог навести любые мосты.

Стоило Марку подумать о их нанимателе, как в трубке раздался его сухой голос:

- Слушаю.

- Дело сделано, – без лишний предисловий сказал Марк, – Необходимые доказательства отправлены заказчикам. Дополнительное подтверждение в прессе. Все примут убийство за месть африканских племен. Уверен, вожди будут не против присвоить себе славу.

- Отлично, – голос на том конце трубки звучал отстраненно, будто результат охоты совсем не интересовал собеседника Марка.

- Все в порядке?

- Я занят… семейными проблемами. Это всегда нелегко.

- Мы можем чем-то помочь?

- Да… я думаю, ты можешь мне помочь, Марк. У меня есть к тебе дело. Оно потребует деликатности и анонимности, но я уверен, что ты справишься.

- Один?

- Стая вызовет слишком много вопросов. Один оборотень идеально подходит для этой задачи. Тебе нужно будет отправиться в Нью-Йорк и проверить информацию, дошедшую до меня по закрытым каналам. Ходят слухи о том, что один оборотень вернулся из мертвых. Я хочу знать, так ли это, и если да, как это произошло, – собеседник Марка перевел дыхание и продолжил, – Мне нужны глаза и уши на месте. Если гару может вернуться из мертвых неизмененным, мы должны обладать этим знанием. Вся нация должна обладать этим знанием. Если же изменения произошли, то это знание должно быть упокоено прежде, чем оно успеет отравить нацию. Если ты согласишься, я предупрежу Нью-Йорк, чтобы тебя встретили.

- Я согласен, мистер Симмонс, – Марк не колебался ни секунды. Не потому, что секрет смерти хоть как-то его беспокоил, но потому, что не мог оставить просьбу друга без внимания.

- Крис, – поправил Симмонс, – Наше племя в долгу у твоей стаи. Обращаться по имени это меньшее, что вы можете себе позволить после того, как Хоронящая Мертвых назвала вас семьей.

Марк оставил ремарку без внимания. Он знал, что вправе называть Симмонса по имени, но для него тот всегда был и останется именно “Мистером Симмонсом”.

- Как быть с Ванессой и Арнольдом?

- Не беспокойся. Я объясню им ситуацию, они будут ждать тебя в Гринвуде.

- Хорошо. Я займусь этим делом немедленно.

- На другое я и не рассчитывал.

Когда Симмонс отключился, Марк повесил трубку и посмотрел на свое отражение в стекле будки. Оттуда на него смотрел молодой парнишка, совсем еще подросток, с лицом потомственного уличного хулигана и взглядом, который никто не мог выдержать. В этом не было ничего удивительного, ведь взглянув в глаза юноше, можно было увидеть печать тьмы, лежавшую на его душе. Марк закурил, продолжая разглядывать свое отражение.

Уже второй раз подряд в разговоре с Симмонсом скверна, дремавшая в сердце оборотня, напоминала о себе. Происходило что-то плохое, очень плохое, и нужно было заняться этим как можно скорее. Чем раньше Марк закончит в Нью-Йорке, тем скорее воссоединится со стаей и сможет поделиться с ними своими опасениями.

- То что мертво, должно быть мертво, – оборотень тихо проговорил присказку своей названной сестры, – Гайа! Неужели опять вампиры? Как я устал от этого дерьма.

Юноша выкинул недокуренную сигарету в урну и быстрым шагом пошел прочь от телефонной будки, по стеклу которой сеткой трещин расползалась неровная спираль, стирая застывшее негативом фотоснимка отражение черноволосого оборотня.

Things Yet to Come

Storm of the Century Smirnov Smirnov