Септ Адирондак

Северный протекторат – cамый крупный по размерам, занимает всю северную часть штата Нью-Йорк и простирается на восток, в Вермонт. Большую часть протектората занимают горы, поэтому в Нью-Йорке его традиционно называют Адирондаком, а в Вермонте – Зелеными горами. Из-за значительной площади это единственный протекторат, на территории которого находятся два септа, между которыми идет непрекращающееся политическое противостояние.

В горах Адирондак находится один из старейших каэрнов земли, уступающий в силе и значении только каэрну Пяти озер. Уктена поют песни о Каменных сердцах, которые покоились в недрах земли еще в те времена, когда мир не был разделен, ни преградой, ни водой, ни смертью. Некоторые осторожно замечают, что если земля – это Гайя, то эти каменные сердца – одно гигантское сердце Гайи, но сама вероятность чего-то подобного слишком масштабна, чтобы кто осмелился серьезно утверждать подобное. В песнях каменные сердца были укрыты по всей земле, и когда мир пережил Раскол, были растащены в разные концы света. Хотя многие песни упоминают Каменные сердца, практически ни одна из этих песен не сходится в том, почему они были сокрыты в земле. Одни повествуют, что непорочные сердца земли были спрятаны, чтобы защитить их от угрозы Вирма. Другие говорят, что быть скрытыми в земле всего лишь природа этих сердец. Третьи же, более мрачные песни, предостерегают о том, что сердца были заточены в земле и лишь разделение материков не дает им соединиться вновь во что-то зловещее. Так или иначе, на протяжении миллионов лет Каменные сердца покоились в земле, пока однажды они не начали подниматься на поверхность. Это происходило в разное время и в разных местах, но неизменное каждое Сердце формировало вокруг себя могущественный каэрн. Самым известным из них является каэрн септа Каменного сердца, расположенного в сердце Канады, но Адирондак не многим уступает северному брату.

Уктена утверждают, что они сами пробудили каменное сердце Адирондака, чтобы каэрн служил щитом, оберегающим Пять озер, но почти все другие племена сомневаются, что даже в легендарные времена Уктена могли провернуть что-то подобных масштабов. Умеренные исследователи полагают, что в какой-то момент Сердца пробудились и стали подниматься из земли, образуя новые горные массивы, но причина, по которой это произошло, пока неизвестна.

Так или иначе, Адирондак стал одним из крупнейших септов региона, служивший домом для всех представителей Чистых племен. Окруженный ожерельем малых каэрнов, септ Стража вершин был венцом могущества оборотней Восточного побережья.

Шли года, и земля вокруг менялась, но Уктена застыли в бесконечном “сейчас”, не обращая внимания на то, что давно наступило “завтра”. Поэтому когда европейцы основали первые поселения на американском побережье, старейшины Чистых племен были к этому не готовы. Череда ударов и потрясений сотрясала племя, и через несколько десятков лет Адирондак остался единственным септом Уктена в горах. Остальные были либо разорены слугами вирма, либо захвачены европейскими гару. Над Адирондаком сгущались тучи, и был всего лишь вопрос времени, прежде чем грянет буря.

На протяжении всей человеческой истории Америки горы были необитаемы. Благодаря ритуалам, защищавшим септ, люди сторонились этих мест настолько, что у них не было даже формального названия. Индейцы охотились в предгорьях, но не основывали постоянных поселений и не забирались глубоко в горы. Европейцы до поры и вовсе обходили Адирондак стороной.

Так продолжалось вплоть до начала Франко-индейской войны, когда горная гряда стала ареной противостояния враждующих сторон. На северном и южном окончании горной гряды были построены форты, войска начали ходить горными тропами, сражаясь буквально под сводами гор каэрна. Уктена предпочитали выжидать, считая, что рано или поздно люди удовлетворятся убийством друг друга и оставят горы, но их желаниям не суждено было сбыться. Во время одной из битв слуги Вирма атаковали септа, используя хаос сражений войны, чтобы незамеченными подобраться к каэрну.

С момента начала атаки прошло меньше часа, а защитники септа уже сражались на подступал к сердцу каэрна. Каждый из них готов был отдать собственную жизнь и душу, чтобы спасти Каменное сердце, но того могло оказаться недостаточно. Уктена держались, но с каждой минутой их силы таяли. Без помощи они едва ли смогли бы продержаться до рассвета. И тогда помощь пришла с самой неожиданной стороны.

Полдюжины ближних лунных мостов одновременно открылись в самой гуще сражения, и из серебряного света на врагов Гайи бросились воины Валки Тернистая-Лоза. Воительница привела с собой все стаи Фенриров, которые смогла собрать. Три десятка оборотней атаковали с яростью своего божественного прародителя, не оставив слугам вирма даже малейшего шанса на победу. Спустя считанные минуты бой был окончен.

Пока опьяненные битвой Фенриры охотились на пытавшихся бежать прислужников Вирма, загоняя их будто дичь, Валка обратилась к уцелевшим старейшинам септа. Она отмела благодарности Уктена как излишние – исполнение своего долга не требует похвалы. Однако, продолжила она, эта атака показала нутро омерзительной болезни слабости, окружавшей септ. Если оставить все как есть, то подобная атака повторится вновь, и тогда спасителей может не оказаться поблизости. Поэтому, продолжала говорить Тернистая Лоза, пришло время передать септ и весь протекторат тем, кто сможет защитить его от Вирма.

Пока старейшины септа осознавали, что именно сказала Валка, на поле недавней битвы стало неожиданно тихо. Фенриры будто по команде оставили раздел трофеев, охоту на недобитых врагов и празднование, начав по одному появляться за спиной Тернистой Лозы. Вскоре за ней стояли все три десятка оборотней, готовых броситься в бой по одному слову предводительницы.

Уктена едва ли могли противостоять такой силе в лучшие дни, а сейчас, понеся тяжелые потери, он тем более не могли ничего сделать. Обе стороны понимали, что если Уктена не уступят, будет бойня. Некоторые из хранителей септа были согласны на такой исход – для них смерть на бауне была лучше изгнания, но холодных голов оказалось больше. После непродолжительных споров, Уктена приняли “предложение помощи” Фенриров и передали им септ, отправившись в изгнание.

Воинственно настроенные Уктена приняли решение своих старейшин, но не удовлетворились им. Вскоре после изгнания они начали агитировать соплеменников, призывая их не дать вирмбрингерам уничтожить Чистые земли, как они уничтожили свои собственные. Многие прислушивались к этим пламенным речам и вставали под знамена группы, которая впоследствии станет лагерем Тотальной войны. Однако даже с такой поддержкой Уктена не могли рассчитывать на победу – септ Стража вершин был хорошо укреплен, а Фенриры показали себя гораздо лучшими воинами, нежели Уктена. Если Чистые рассчитывали победить, им нужен был союзник и желательно такой, кто знал бы Фенриров и их слабые места. После долгих поисков, такой союзник нашелся.

Неизвестно, кто первым вышел на контакт и кто был инициатором союза – то ли Уктена смогли разобраться в сложном клубке любви и ненависти европейских племен, то ли европейцы увидели уникальную возможность, но так или иначе, в 1763 году Уктена заключили союз с Шедоу Лордами с целью отбить септ Стража вершин.

Шедоу Лорды утверждают, что именно этот союз лег в основу начавшегося в том же году восстания Понтиака, и если бы не поддержка гару и кинов, то войны просто не случилось бы. Достоверно известно то, что союзники принимали активное участие в войне на стороне мятежных индейцев, поддерживая участвующих в войне родичей и создавая достаточно шума, чтобы, не нарушая Вуаль, дать понять всем, что буйные головы со стороны Чистых племен полностью поглощены конфликтом. В это время основные силы союзников продвигались вглубь контролируемой Британцами территории, пока, наконец, не подобрались к септу Стража вершин.

Отвлекающий маневр сработал безупречно – Фенриры не ждали нападения, несколько стай были вне септа, и начавшаяся под покровом ночи атака стала обернулась подлинной катастрофой для защитников септа. Весь штурм не занял и часа с момента сигнала на приступ. Хранители были смяты и обезврежены – кто пленен, кто убит. Разбивающий-Цепи, военный вождь Уктена и командующий операцией, предложил Валке сдаться и покинуть септ – как она когда-то предложила ему и его племени, но воительница отказалась, не раздумывая ни секунды. По дошедшим до сегодняшних дней свидетельствам, вместо ответа она плюнула под ноги сопернику и произнесла одну фразу: “я покажу тебе как умирают настоящие гару”.

Оборотни сошлись в поединке, который затмил все остальное сражение. Ни один из сражающихся не собирался уступать или сдаваться. Валкой двигала отчаянная ярость обреченного, а Разбивающим-Цепи – уязвленная гордость и решимость довести начатое до конца. В конце концов именно он вышел победителем, сразив Тернистую Лозу после продолжительной схватки. К этому моменту битва за каэрн была уже практически завершена. Те немногие Фенриры, что еще оставались в живых, признали поражение и были впоследствии отпущены, а септ Стража вершин перешел под полный контроль Уктена и Лордов.

Практически сразу между двумя племенами начались разногласия о том, как управлять новообретенным септом. Лорды признавали главенство Уктена в септе, но настаивали на значительном влиянии на политику септа и некоторые ключевые позиции. Уктена считали, что одного того, что Лордам позволено оставаться в септе, уже достаточная награда. Тем не менее, два десятка лет септ оставался под контролем Уктена и Шедоу Лордов, между которыми тлел вялотекущий конфликт. Так продолжалось до начала Американской революции, когда вместе с отрядами гессенских наемников в Нью-Йорк прибыли несколько стай гару Племени Фенриса под предводительством Хроарра Стормбрайта.

Вожак Ферниров быстро увидел слабость обоих племен, после чего атаковал септ в тот момент, когда отношения между Уктена и Шедоу Лодами достигли температурного минимума. Используя разрозненность племен и неготовность септа отразить серьезную атаку, Хроарр взял каэрн штурмом, поставив старейшин септа на колени. Официальным поводом для нападения было желание Стормбрайта отомстить за убийство Валки, но правосудию не суждено было сбыться – Разбивающий-Цепи погиб почти десятью годами ранее. Вместо этого Хроарр потребовал, чтобы Уктена вернули септ его “настоящим защитникам” – благо, несколько прямых потомков изгнанных из септа Фенриров были вместе с ним. Уктена пытались возвразить, что это их септ, но они были не в состоянии отстоять свои претензии, и все завершилось очередным изгнанием. В этот раз Фенриры были гораздо тщательнее подошли к сохранению каэрна – долгие годы септ Стража вершин был закрыт для всех кроме потомков Фенриса, представители других племен рисковали жизнью просто появляясь в Адирондаке.

Уктена были вынуждены вернуться в септ Белой воды, последний оплот Чистых племен в регионе, но Шедоу Лорды Адирондак не покинули, а осели в протекторате, перебравшись на территории, которые впоследствии стали графством Клинтон. Это убедило Уктена, что Лорды заключили тайное соглашение с Фенрирами и предали союз племен. Лорды отвечали, что септ был потерян исключительно из-за глупого упорства Уктена, а сами Лорды всего лишь сохранили то, что могли сохранить. Так или иначе, с тех пор между двумя племенами нет любви и никогда с тех пор Лоры и Уктена не выступали вместе.

Пока Лоды обживались на севере озера Шамплейн, на юге обосновалось влиятельное семейство Берлин, многие из которых были кинами Серебряных Клыков. Потомки тех семей считают, что именно в честь Берингов называется город Берлингтон, крупнейший город штата Вермонт. Берлинги стали первыми ласточками своеобразного исхода Серебрянных Клыков из Нью-Йорка. Короли нации разочаровались в городе и стали покидать его, перебираясь в более спокойные места. Постепенно в окрестностях Берлингтона становилось все больше и больше гару, пока под покровительством Беора Морнингкилла не был очищен от людей и возрожден один из каэрнов в Зеленых Горах. С тех пор Вермонт стал официальным родовым гнездом Вирмфо, правивших всем восточным побережьем США. Несмотря на то, что септ Вирмфо был меньше и слабее Адирондакского, агрессивная изоляция Фенриров привела к тому, что именно Вермонт стал центром протектората, определявшим политику региона в течение столетия.

До второй половины XIX века между тремя очагами силы протектората сохранялось равновесие. Вирмфо правили регионом, Фенриры сохраняли независимость путем устранения из политической жизни, а Лорды копили силы для новой атаки на Адирондак. Баланс сил нарушили смертные. К этому моменту Адирондак стал довольно хорошо изучен, а небольшие лагеря лесорубов превратились в постоянные поселения. Оборотни протектората впервые столкнулись с угрозой исчезновения своей земли из-за вырубки деревьев и истребления животных.

Ни одно из племен в одиночку не было способно справиться с такой глобальной угрозой – у врага не было ни единого тела, чтобы уничтожить, ни единой воли, чтобы сломить. Чтобы сохранить Адирондак, племена должны были действовать вместе, но никто не был готов так просто отречься от старых обид и сотрудничать со вчерашними врагами. Вирмфо требовали от Фенриров открытия септа в обмен на помощь, Уктена требовали возвращения им исторических земель, Лорды хотели получить максимальную выгоду из сложившейся ситуации, а это значило эскалацию конфликта. Фенриры готовы были драться одни, если придется, но Сигрун Стормбрайт, лидер септа Стража вершин, понимала, что одной яростью эту битву не выиграть.

Тем не менее, она знала, что без силы этот конфликт не выиграть тем более. Поэтому отчаявшись добиться помощи у ближайших соседей и не собираясь даже пытаться вести диалог с Уктена, Сигрун обратила взор на север. Она заключила союз с радикальной частью Красных Когтей, дав им то, чего они так желали: возможность истреблять людей. Совместные атаки Фенриров и Когтей на лагеря лесорубов и охотников на время остановили уничтожение Адирондака, но было ясно, что скоро охотники вернутся с поддержкой, в том числе и сверхъестественной. Тогда Сигрун отправила посланников ко всем племенам, пригласив их к подножью септа Стража вершин на межплеменной мут. Единственными, кто не откликнулся на этот призыв, были Уктена и Вендиго, а также Серебряные Клыки. Первые принципиально отказались присутствовать на муте, где были Фенриры и Лорды, а последние посчитали, что мут, организованный не Серебряными Клыками, не достоин внимания.

Перед представителями остальных племен Сигрун продемонстрировало все мастерство Галлиарда, на которое только была способна. Она предложила взглянуть на исчезающую красоту гор вокруг и осознать, что в Адирондаке больше не осталось волков. Что завтра по этим тропам будут ходить не олени, а лесорубы, а послезавтра эти горы взорвут, чтобы вырвать из их недр железо. Сегодня, продолжала говорить Сигрун, Адирондак еще можно спасти. Но для этого будет недостаточно защищать свои владения. Чтобы победить, нужно нанести удар в сердце врага. Чтобы спасти Адирондак, нужно было сделать так, чтобы люди оставили его навсегда. Не без гордости Сигрун сообщила, что первую шаг в этом направлении ее союз уже сделал – теперь люди будут думать дважды, чем ступить на эту землю. Цена разработки гор, учитывая опасность “диких животных”, серьезно возросла, да и туристов можно было легко отпугнуть рассказами о ночных хищниках.

О природе следующего шага оборотни спорили до хрипоты, пока представитель Шедоу Лордов, Кебриан Железная-Тень не предложил выход. “Мы заставим людей дать сделать так, как хотим мы, но убежим их в том, что они хотят этого сами.” Поначалу никто не понял замысел Лорда, но вскоре все присутствовавшие на муте приняли план Кебриана.

Шедоу Лорд рассудил, что проще всего будет отвадить людей от Адирондака, если они сами решат, что горы им не нужны. Прагматичный Кербиан сомневался, что рассказы о важности сохранения природы смогут убедить кого-либо оставить леса, но он был уверен, что если приправить эти рассказы выгодой, то их воспримут на ура.

Для реализации своего плана Кебриан нашел молодого ученого из Албани по имени Верплакт Колвин, который с юношества был очарован Адирондаком и мечтал провести полноценное исследование этих краев. Вопреки расхожему мнению, Колвин не был кинфолком. Он был одним из тех редких смертных, что видели красоту окружающего мира и хотели запечатлеть ее. Для планов оборотней такой человек был бесценен.

Не без косвенной помощи гару Колвин смог завершить свое исследование и пришел к выводу, что состояние Адирондака напрямую влияло на глубину канала Эри, важнейшей экономической артерии региона на тот момент. В своем докладе Колвин призывал к скорейшему созданию и поддержанию на территории всего Адирондака постоянного лесного массива, которым подпитывал бы бассейн канала. В противном случае Эри мог просто высохнуть.

К докладу Колвина прислушались, и через несколько лет он возглавил только что созданную службу надзора за землей штата Нью-Йорк, а десятилетием спустя был основан Адирондакский парк. Законы, принятые для сохранения парка, впоследствии стали федеральными законами по сохранению природы и регулировали создание многих других заповедников.

Это была значительная победа для всех гару Нью-Йорка. Они добились сохранения гор и лесов вокруг септа и смогли заложить основу для последующих сражений за природу. Но помимо этого многое переменилось и отношениях между оборотнями. Чистые племена, не участвовавшие в этом начинании (хотя несколько кинов-индейцев и помогали Колвину), упустили славу сопричастности, но еще они впервые увидели, что европейцы способны не только уничтожать, но и защищать природу. Европейские же гару окончательно поняли, что они могут преуспеть без руководства Серерянных Клыков. С этого момента влияние королей нации начало уменьшаться, пока не стало чисто номинальным ко времени правления Якова Морнингкилла. Не остался прежним и септ Стража вершин. Признавая неоценимую помощь других племен в спасении Адирондка, Сигрун постановила, что отныне послы других племен – в первую очередь, Шедоу Лордов – смогут посещать септ на крупные муты и приобщаться к ритуалам каэрна.

После этих событий Лорды, верные своему имени, снова ушли в тень, дожидаясь следующего кризиса, пока Фенриры и Серебряные Клыки боролись за доминирующее положение в протекторате и всем регионе. Лишь когда Труман Сильверхил освободил карэн Пяти озер из лап Вирма, политическая ситуация резко изменилась. Адирондак больше не был самым крупным и значимым каэрном Нью-Йорка, он даже не был однозначно вторым – септ Центрального парка стремительно набирал вес, и Северный протекторат рисковал остаться на задворках региональной политики.

Король Яков Морнингкилл, глава дома Вирмфо на тот момент, отреагировал на появление конкурента параноидальным изоляционизмом. Он был уверен, что союз Черных Фурий и Детей Гайи ставит себе целью свержение подлинного короля и установление в Нью-Йорке республиканского правления по образу своих смертных родичей. Не желая ждать, пока это произойдет, Морнингкилл объявил, что как не может быть двух королей на одном троне, так не может быть двух господ у одного слуги, а следовательно, все септы которые признают существование Длани Гайи, будут в глазах Морнингкилла изменниками. В итоге вермонсткий септ оказался в еще более тяжелой изоляции, поддерживая только номинальные отношения с ближайшими общинами гару.

В то же время в Адирондаке сменился лидер. Сразив предыдущего ярла на дуэли, главой Страже вершин стал молодой воин Арнгут Стормбрайт. Будучи неплохим политиком сам и окруженный мудрыми советниками, он быстро оценил ситуацию вокруг своего септа, и принял единственное, на его взгляд, верное решение – он решил остаться вне интриг, сосредоточившись на том, для чего Гайя создала оборотней, а именно на истреблении вирма. За первые несколько лет своего правления Стормбрайт превратил септ Стража вершин в военный лагерь, где постоянно тренировались, восстанавливались и готовились к следующей операции боевые стаи гару. Еще через несколько лет стаи Стормбрайта стали подлинным бичом всех Пентекса и других организованных слуг вирма. Арнгут не разменивался на мелочи вроде одиноких монстров и не избирал пути, который требовал тонкости и скрытности, но шел туда, где никто иной просто не справился бы.

Несколько десятилетий септ Стража вершин был сияющим примером подлинного величия гару, но постепенно взор Стормбрайта стал обращаться не только на слуг вирма, но и на окружавших его гару. Все чаще Фенриры стали говорить о том что их племя единственные, кто еще сражается за Гайю, тогда как остальные только и делают, что ютятся у оставленных ею очагов-каэрнов. С годами риторика Фенриров становилась более и более жесткой, а после того, как Саблезубая, член стаи Стормбрайта, бежала из Стража Вершин в Длань Гайи, отношение Фенриров к миру стало еще более враждебным. До сегодняшнего дня они ни разу открыто не нападали на гару других племен, но септ Стража вершин давно напоминает плотно закрытый котел, который слишком давно стоит на медленном огне.

В то же время практически забытый вермонтский септ Вирмфо возродился после трагических событий, сопровождавших гибель короля Якова и восхождение на престол короля Альбрехта. С того момента, как Серебряная корона была возвращена и стала символом власти Морнингкилла, все окрестные септы и племена – за ярким исключением Фенриров и Чистых – признали власть Альбрехта. Даже другие короли Серебряных Клыков нехотя признают Вирмфо “первым среди равных” в знак его заслуг перед нацией и Гайей. несмотря на это, Вермонт не стал новой меккой для оборотней Северо-востока Америки, а так и остался небольшим септом в Зеленых Горах. Не в последнюю очередь в этом виноват сам Альбрехт, который с момента коронации проводит в септе едва ли не меньше времени, чем до нее, предпочитая сражаться на бесконечных полях битвы грядущего Апокалипсиса.

Ключевые стаи и оборотни протектората

Король Альбрехт Морнингкилл.
Известный, наверное, каждому обортню и кину мира Сильверфанг, которому наречено, согласно одной из трактовок пророчеств, повести за собой всех гару в решающей битве Апокалипсиса. Ни сам Альбрехт, ни его стая – Черная Фурия Мари Габра, Вендиго Эван Исцеляющий-Прошлое и Гласс Вокер Клеон Винстон – не нуждаются в дополнительных представлениях. Каждый их них давно стал героем своего племени и всей нации, а подвиги стаи в целом навсегда запечатлены в сЕребряной песне.

Сильвана Иванович. Мало кто лично встречался с этой миниатюрной женщиной сербского происхождения, но практически каждый оборотень хоть раз, но ощущал на себе ее влияние. Сильвана является главой всех Шедоу Лордов Нью-Йорка – по крайней мере, так уверены другие племена. Для оборотней шата имя Сильваны давно стало синонимом всего племени, и никто не даже не думает о том, что у кого-то из Лордов региона может быть иное мнение на этот счет. Каковы цели Сильваны и насколько крепко она действительно держит племя в узде, доподлинно не знает никто.

Арнгут Стормбрайт. До того, как на небосводе Нью-Йорка взошла звезда Кионы Астарты, Стормбрайт был единоличным обладателем титула первого вирмобойца штата. Арнгут представляет из себя все, чем мечтает быть любой Фенрир: бесстрашный воин, непреклонный и решительный командир, непререкаемый авторитет и вожак септа. Говорят, то Арнгут является перерождением легендарного Стормбрайта, основоположника рода, который некогда единолично сразил одного из морских змеев Вирма. За несколько десятилетий Арнгут уничтожил бесчисленное количество слуг Пентекса, как минимум полдюжины Танцоров и еще одной Гайе известно сколько фооров калибром поменьше. несмотря на существенный возвраст, Стормбрайт не демонстрирует слабости, и только потеря Саблезубой может считаться пятном на его безупречной репутации.

Ясень и Ива. Рождение метиса – редкое и неординарное событие, особенно среди Фенриров. Рождение метисов-близнецов – событие экстраординарное и выдающееся. Именно в такую категорию попадают Ясень и Ива, стражи септа Сентинеля. В септе мало говорят о прошлом метисов, кроме того, что их родители были преступниками и понесли заслуженное наказание, зато много говорят о их настоящем и будущем. Сегодня близнецы – одни из самых яростных стражей и талантливых бойцов септа, которые не знают поражения. Что именно таит для Ясени и Ивы завтра не знает никто, но все теурги септа сходятся в том, что им предначертана великая судьба. Если верить историям, когда близнецы завершили ритуал посвящения, перед ними явился дух каэрна и предначертал молодым оборотням сыграть решающую роль в Рагнарёке.

Вырывает-Сердце-Вирма. Альфа единственной стаи Красных Когтей в регионе может похвастаться только тем, что его стая насчитывает 11 оборотней. Больше, чем любая другая стая региона. Они охотятся в предгорьях Адирондака, и это все, что известно о Когтях. Пожалуй, именно этот факт является самым пугающим.

Шамп. Мифическое создание, обитающее в озере Шамплейн. Уктена считают, что это один из последних представителей рода Химеры на земле, наравне с лох-несским чудовищем. Когда-то гару могли призывают морских змеев из глубин озера, но сейчас это умение считается утерянным.

Септ Адирондак

Storm of the Century Smirnov Smirnov