Storm of the Century

Mirage - 18
Восемнадцатая сессия

После наступления заката стая встречается с Селестой. Она отказывается показать убежище Санто Доминго и отводит всех в Метрополис. Санто Доминго вместе с Джоном уже ожидают там.
Кассандра объясняет вампирам что произошло и отказывается дальше следовать договору, поскольку невозможно сделать ничего с духом дома. Вампиры говорят, что подобные способности не типичны для их вида и это еще одно доказательство его демонопоклонничества. Также они предполагают, что деСото, скорее всего, покинул свой дом и где-то прячется, но они не знают, где именно. По их словам, пока деСото жив, он будет пытаться найти и отомстить тем, кто пытался убить его. Под воздействием чар Санто Доминго, которые заставляют ее хотеть помогать вампиру любыми способами, Ханна раскрывает вампирам способности Кассандры находить людей и других живых существ с помощью ритуала. Кассандра, недовольная этим, все же подтверждает слова Ханны и соглашается поискать деСото в городе, однако не хочет делать этого при вампирах. На этом стая покидает Метрополис.
Ритуал поиска приводит оборотней к огромному зданию старого госпиталя посреди частной территории. Периодически туда заходят молодые люди, одетые как на вечеринку. В Умбре розы, выкованные в ограде территории, оказываются живыми розами, пронзенными шипами, из которых сочится кровь. Всех оборотней охватывает сильная тревога и предчувствие опасности. Они пытаются связаться с вампирами по телефону в Метрополисе, но не достигают успеха. После некоторого обсуждения стае удается уговорить Кассандру пойти внутрь. Добравшись до самого здания без приключений, стая обнаруживает неоновую вывеску клуба “Падение Ангела” и несколько десятков человек внутри и на входе. Клуб занимает лишь небольшую часть здания госпиталя, располагаясь в одной из бальных зал, которая легко вмещает большой танцпол, сцену и барную стойку.
Оказавшись внутри, стая видит на сцене Селесту, играющую на соло-гитаре в рок-группе. Также невозможно не заметить ложу-балкон, с которой на собравшихся смотрит незнакомый молодой человек, от которого трудно отвести глаза.
Ханна подходит ближе к сцене, привлекая внимание Селесты и здороваясь, а остальная стая направляется к бару. Едва они успевают сделать заказ, как к ним подходит крепкий незнакомец, похожий на вышибалу. Он требует ответить, кому “принадлежат” гости. Ян опознает в нем вампира, Руби чувствует явный запах крови. Кассандра пытается отвечать уклончиво и требует представиться. Вышибала говорит что его имя Солдат 25:17, Доминион Черной Руки, слуга лорда Эзекиля. Однако вместо ответного представления Кассандра пытается увести стаю. Солдат начинает цитировать стих 25:17 из Книги Иезекииля, в ответ на это, чувствуя агрессию, Руби выпускает когти, и нападает на вампира. Начинается бой, в котором большинство членов стаи перекидываются в криносов, распугивая людей в клубе. Руби и Ян наносят вампиру, чья шкура не уступает в прочности деСото, повреждения, однако недостаточные, и ответной атакой он почти убивает Руби. Реймонда вампир нейтрализует внезапным приступом страха, на Кассандру нападает бармен с обрезом, а Ханна не успевает поучаствовать в бою, когда в него вмешивается Эзекиль, юноша с балкона. Он требует замереть, и почти все подчиняются приказу, кроме Яна, который продолжает попытки убить Солдата. Ответным ударом Солдат отправляет Яна в кому, а затем просит прощения у Эзекиля за то, что нарушил его приказ. Эзекиль приказывает убрать смертных, и Солдат делает это самым простым способом – убивает всех случайных людей в клубе. Через некоторое время остаются только оборотни и несколько вампиров, а также двое одурманенных наркотиками людей под сценой, где спряталась Ханна.
Кассандра собирается объясниться, когда на пороге клуба появляются Санто Доминго, Джон и незнакомый араб в шелковых национальных одеждах. Эзекиль не обращает внимания на оборотней и начинает говорить с прибывшими. Араб по имени Альфред вежливо извиняется за визит и говорит что они пришли объявить о демонопоклонничестве Сантьяго деСото, предлагая Эзекилю поддержать обвинение перед властями города. Эзекиль реагирует очень эмоционально, и из его слов становится понятно, что убитый деСото архиепископ Сангрис был его отцом, и Эзекиль должен был унаследовать его власть. Кассандра вмешивается, говоря что деСото был также целью ее стаи, и сообщает, что вампир скрывается где-то в здании. Эзекиль клянется убить его, и обещает любому, кто найдет для него врага, его личную благосклонность. Затем он снова спрашивает Кассандру о принадлежности и том, кому она служит. Она отвечает, что служит Гайе, а работает в данный момент на Мигеля Санто Доминго. Это вызывает у Эзекиля раздражение и он приказывает Альфреду и его спутникам убить стаю Кассандры, после чего в сопровождении Солдата покидает клуб. Остальные вампиры ждут развития событий, не приближаясь к оборотням, но и не переставая следить за ними.
Санто Доминго садится за барную стойку, предлагает Кассандре выпить и поговорить. Он говорит, что раз деСото скорее всего так или иначе будет мертв, то стая выполнила свою часть договора и теперь его очередь выполнить свою. Он сообщает, что распространением Миража на территории Канады занимается радикальное крыло байкерского клуба Ангелов Ада. Для того, чтобы держать наркотик за пределами Монреаля достаточно было серьезной угрозы от Мигеля лично Ангелам. А также говорит, что в порту Монреаля есть логово известных ему культистов, и хотя он считает визиты туда неблагоразумными, они с его точки зрения те, кто может помочь с излечением от зависимости, если это в принципе возможно. Честность вампира удивляет всех членов стаи из числа тех, кто в сознании. Мигель спрашивает Кассандру, что она теперь думает о нем и что намерена с ним делать. Кассандра отвечает, что предпочла бы покинуть город и не возвращаться. По ее словам главное, что в текущий момент имеет для нее значение, это жизни членов ее стаи, и ради них она готова поступиться многим. Санто Доминго сомневается в способности гару держать слово, называя их фанатиками, и интересуется у Ханны ее мнением. Ханна, все еще под действием чар, отвечает, что не имеет никаких претензий к нему и может понять и разделить его позицию. Вампир освобождает Ханну от воздействия и повторяет вопрос, однако Ханна сохраняет лицо и повторяет то же самое, поддерживая предложение Кассандры о том, чтобы просто уехать. Мигель, все еще в сомнениях, спрашивает и Реймонда. Тот говорит, что выяснил бы отношения с вампиром, однако на прямое предложение сделать это незамедлительно, отвечает что не будет этого делать и тоже поддерживает слово своей альфы. Санто Доминго еще некоторое время колеблется, но все же решает отпустить гару, предупреждая, что возьмет плату за это, поскольку это будет многого ему стоить. Кассандра не успевает ответить, и слово перехватывает Ханна, чувствуя себя более уверенно в договорах. Стороны соглашаются на то, что стая немедленно покинет Монреаль и не вернется в него, а также на обещании не преследовать и не вредить никому из стаи Мигеля. Также Санто Доминго требует заплатить ему кровью, и даже пытается претендовать на тело Руби, но в этом ему отказывают. Он говорит, что попытается договориться с остальными вампирами, предупреждая, что возможно придется драться. Однако к его удивлению остальные принимают его условия. Одна вампирша, безумная, по его словам, согласна отпустить оборотней в обмен на обещание – найти в Стране Ив Омелу, которая должна скоро появиться, и не дать ей погибнуть. Для самого Мигеля это пророчество не имеет смысла, однако Кассандра и Ханна понимают, о чем речь, и принимают это условие.
Санто Доминго и его стая выводят оборотней из “Падшего Ангела”, прячут в одном из убежищ, где получают свою оплату кровью. Затем Мигель отдает стае свою яхту и Селесту в сопровождение, чтобы избежать наземного пути, где на них попытаются охотиться.
Селеста направляет яхту в сторону Квебека, и на рассвете швартуется в часе пути от него.

View
Mirage - 17
Семнадцатая сессия

Стая встречается с Селестой, которая представляется метисом Фианн, и каким-то образом Ян не распознает в ней вампира, а Руби и Кассандра не чувствуют печати Вирма. Селеста ведет оборотней к дому, который построен на склоне холма за глухой оградой. Практически на въезде в дом оборотни чуть не сталкиваются с выезжающей из дома демонопоклонника женщиной в деловом костюме. Селеста узнает ее, и говорит, что ее зовут Мари-Элен, и ее не должно было быть здесь, и не советует с ней связываться. Стая ждет, пока женщина уедет, осматривают территорию дома и готовятся проникать внутрь. Также оборотни требуют от Селесты выложить все, что та знает о цели. Она наконец называет его имя – Сантьяго деСото, и говорит, что он является сиром Мигеля Санто Доминго. Она рассказывает, что несколько лет назад Сантьяго, также в чине инквизитора, сам обвинял в демонопоклонничестве архиепископа Монреаля Сангриса, и убил его. Со слов Селесты деСото после этого изменился, отошел от дел и поселился уединенно.
В Умбре здание выглядит более защищенным, нежели в реальности – высокие стены со сторожевыми гаргульями стоят на месте трехэтажной виллы. Перебрав несколько вариантов, принимается решение идти простым путем, и стая в сопровождении Селесты идет к дому открыто.
Дверь оказывается не заперта и стая попадает в дом. Селеста проводит оборотней на второй этаж, в комнату, где, по ее словам, хозяин всегда встречал гостей. Заняв позиции, стая ждет, пока появится вампир, готовясь напасть на него. ДеСото появляется бесшумно, он бледен, покрыт язвами и выглядит больным.
Руби и Реймонд нападают на него прежде, чем он успевает заговорить, однако когти не причиняют ему никакого вреда и не могут даже оцарапать его. Вместо боя с оборотнями вампир произносит “друг мой, мне нужна твоя помощь”, и растворяется в воздухе.
Стая ждет некоторое время, ожидая атаки или возвращения вампира, после чего решает отправиться искать его, чтобы добить. Однако как только оборотни покидают гостевую залу, становится понятно, что весь дом ожил и теперь враждебен. По коридорам двигается ожившая мебель, ходят каменные статуи мадонн с младенцами и так далее. При попытке приблизиться они атакуют оборотней звуковой волной, которая оказывается достаточно болезненной.
Пока Руби и Реймонд сдерживают мебель и статуй на входе в комнату, Кассандра обращается к духу дома, призывая его ответить. Он отзывается, проявляя человеческое лицо в зеркале. Кассандра спрашивает, почему дух помогает врагам Гайи сражаться против ее детей, однако дух связан договором, и рассматривает оборотней только как врагов. Попытки договориться с ним ничего не дают. Селеста говорит, что раньше Сантьяго не обладал подобными способностями, особенно в части общения с духами, и всегда был воином, крестоносцем, с ее слов, а не магом. Обдумывая историю деСото и его преемников, оборотни спрашивают Селесту, не может ли “демонопоклонничество” передаваться вместе с болезнями и другими проявлениями Вирма тому, кто убивает предыдущего носителя. Селеста отвечает, что не думала об этом, но теперь это кажется ей вполне вероятным и очень пугает.
Перекинувшись в волков, стая пробегает мимо статуй и мебели на третий этаж, где, предположительно, находится комната хозяина. Однако вместо него оборотни находят только ловушки, защищающие дверные проемы. Дух дома начинает атаковать звуковыми волнами из самих стен, и стае приходится выпрыгивать из окон наружу, где уже наступает рассвет.
Селеста, которая уже почти что засыпает, оставляет оборотней и уходит. Стая остается рядом с домом, пытаясь найти способы справиться с пробужденным домом.
Кассандра вызывает элементаль огня и просит его помочь и сжечь в доме все, оставив лишь каменные стены, чтобы облегчить оборотням работу. Элементаль соглашается на условия, однако охраняющие дом гаргульи побеждают его.
Стая проводит много времени, споря о том, что делать дальше и не стоит ли оставить вампиров заниматься друг другом и покинуть город, однако принято решение остаться. Кассандра беспокоится, что духи не слушают ее из-за того, что на ней слишком много Вирма. Пока есть время до заката, стая уезжает из города на север, где в одном из чистых ручьев национального парка Ян проводит ритуал очищения.

View
Mirage - 16
Шестнадцатая сессия

Стая возвращается в отель на остаток ночи, где через некоторое время соединяется с Реймондом. Рассказывая о полученной информации, а также о своей дуэли со Стражами септа, Реймонд внезапно замечает, что Кассандры нет. Остальная стая не может дать ему внятного объяснения, куда делась альфа. Ханна рассказывает Реймонду о визите к вампирам, и ведет себя крайне неадекватно. Руби так же не выглядит вменяемой. Едва не теряя самообладание. Реймонд требует от Яна объяснить, что происходит и отсылает женскую часть стаи “умыться”. Ян делится своими подозрениями, что все девушки под воздействием чар вампира, и Кассандра, вероятно, отправилась к ним. И предостерегает Реймонда от возможности спровоцировать конфликт внутри стаи.
Реймонд предлагает отправиться искать Кассандру, стараясь обходить тему вампиров в диалогах. Запах и след ее говорят, что она прибыла в отель вместе со всеми остальными, но почти сразу покинула номер. Ее след спускается в холл гостиницы и идет дальше на улицу. Тотем не знает, где она, но тоже озабочен необходимостью поиска пропавшей альфы.
Пока Руби пытается идти по следу, Ханна спрашивает, не видел ли ее кто-то на ресепшене. За небольшую взятку портье рассказывает, что видел, как Кассандра спустилась в фойе, позвонила по телефону и затем вышла из отеля пешком, без машины. Реймонд набирает повтор звонка с того автомата, которым пользовалась Кассандра, но никто не берет трубку. В это время остальная стая замечает, что с балкончика над фойе за ними наблюдают два незнакомца. Они одеты в деловом стиле, при них кейсы, они пьют кофе и читают газету, несмотря на 5 утра. Стая подходит ближе, чтобы была возможность применения даров. Оба незнакомца оказываются нелюдьми, на них нет запаха Вирма, зато есть запах Вивер. Стая интересуется, не видели ли они Кассандру, и Реймонд немного провоцирует их на конфликт, однако это не дает никакого эффекта.
Потратив некоторое время на опрос случайных свидетелей, стая решает отправиться по адресу на визитке, которую дала вампирша.
На месте обнаруживается уединенный заброшенный дом посреди дикого сада, скрытый от глаз соседей и с заколоченными окнами и дверями. Стая пытается попасть внутрь и обнаруживает, что все входы в дом защищены ловушками. Потратив время и усилия на борьбу с ними, стая обнаруживает, что дом абсолютно пуст и никаких следов ни Кассандры, ни вампиров, внутри нет.
Оборотни решают вернуться в отель, где встречают дожидающуюся их Кассандру.
В отличие от Руби и Ханны, Кассандра не выглядит испытывающей какие-то теплые чувства к вампиру, и когда речь заходит о нем, она раздражается и едва сдерживает ярость. Она рассказывает, что внезапно ощутила непреодолимое желание отправиться на встречу с Санто Доминго, и под воздействием этих чар сама пришла к нему.
Санто Доминго хочет, чтобы стая убила какого-то другого вампира, который опасен для всех, в том числе для своего собственного вида, и с которыми они сами по какой-то причине не могут справиться. Взамен он обещает сообщить все, что знает о мираже и помочь с поиском излечения от зависимости.
Руби замечает на Кассандре явственные следы воздействия Вирма, но решает не говорить об этом, чтобы не накалять обстановку.
Посовещавшись, стая приходит к мнению, что убить вампира в любом случае необходимо, а уезжать из города уже поздно, и вынужденно решено помогать Санто Доминго.
Вечером после заката Кассандра снова чувствует Зов. Руби освобождается от действия вампирских чар, но Ханна все еще влюблена в вампира.
Кассандра идет на встречу, на этот раз стая сопровождает ее, кроме Реймонда, который все еще залечивает раны, полученные в дуэли. Зов ведет ее в метро, где Ян и Руби не успевают проскользнуть в закрывающуюся дверь, однако Ханна следует за своей альфой незамеченной.
На встрече помимо Санто Доминго еще двое вампиров, девушка по имени Селеста, с волчьими ушами, и мужчина, представленный как Джон. Селеста должна быть проводником стаи в логово цели, а Джона Мигель называет Инквизитором. Все они заинтересованы в убийстве цели, называя его демонопоклонником и нарушителем закона. Вампиры рассказывают, что в их среде подобные преступления непростительны, однако враг слишком силен, а доказательств недостаточно, чтобы выступить против него открыто. Демонопоклонник живет в городе, в уединенном особняке, не видясь ни с кем. Его имя вампиры отказываются называть, говоря, что он может услышать его и узнать о заговоре. Несколько раз они подчеркивают, что демонопоклонник необычайно силен и могущественен и призывают Кассандру быть осторожной. Кассандра требует снять чары с остальной стаи, однако Санто Доминго отказывается до того, как стая выполнит свою часть сделки.
Кассандра и Селеста уходят из подземелья, а Ханна остается на месте и слышит остаток разговора Санто Доминго и Джона. Ей становится понятно, что вампиры не рассчитывают на успех стаи в борьбе с демонопоклонником, однако имеют, помимо озвученного, еще какой-то политический интерес.
Кассандра сомневается, что стоит вести вампиршу к остальным, но Селеста уверена, что сможет притвориться своей.
Соединившись и обменявшись информацией, стая решает придерживаться плана. Пока Кассандра медитирует, остальные изучают местность рядом с особняком и приблизительный план внутренних помещений. Нападать на демонопоклонника решено на рассвете, а предварительную разведку произвести силами духов.
Однако, когда стая пребывает к парку на горе Мон-Руайяль, где должны обитать нужные духи, их неожиданно встречают двое “бизнесменов” из фойе отеля. Они называют себя Майком и Бобом и пытаются предостеречь от дальнейших действий. По их словам, убийство демонопоклонника нарушит равновесие в городе, которое они должны хранить, и принесет смерть и разрушения всему городу. Кассандра убеждается, что они не люди, и считает что они связаны с Вивер и Матерью Города. Их слова очень убедительны, но Кассандра все же отвергает их предостережение, а также решает не связываться с местными духами. “Ангелы” сожалеют, но никак не останавливают оборотней от дальнейших действий, и стая отправляется к особняку на встречу с Селестой.

View
Mirage - 15
Пятнадцатая сессия.

Стая принимает решение отправиться за недостающей информацией за пределы септа. До заката оборотни предпринимают попытки узнать что-нибудь полезное. Однако Солнце Полуночи неразговорчива, а найти Драконьего Хвоста не получается. Реймонд связывается с Вермонтом и узнает, с кем можно связаться в септе Благородной Крови.
Реймонд и Ханна просят Кассандру принять их в стаю ради общего дела и пути. Кассандра спрашивает мнения остальных. Ян не видит никаких препятствий, Руби сомневается насчет политических сложностей, которые может принести с собой Реймонд, но тоже не возражает. Кассандра отвечает Реймонду и Ханне согласием, и обращается к тотему стаи, предупреждая, что енот не всегда ходит простыми дорогами. Тот высказывается на предмет охотничьих талантов Реймонда и Ханны, но принимает новых детей.
На закате Кассандра отправляется к Разгадывающему. Он обеспокоен пророчеством, которое Кассандра получила от тотема септа. Он не ожидал, что тотем обратится к кому-то, кто не относится к Чистым Нациям, но не оспаривает волю духа. Он рассказывает Кассандре историю своей сестры, чей облик Кассандра видела в пророчестве, и ее героическом самопожертвовании ради септа. Он просит Кассандру отнестись к предостережению Рогатого Змея как можно серьезнее. Также он рассказывает о волшебном камне, даре духов, который исполняет желания – Кассандра понимает, что речь идет о том самом камне, о котором говорила Эльза. Разгадывающий, очевидно, считает только Кассандру достойной того, чтобы знать тайну камня.
Кассандра благодарит его за доверие и в ответ рассказывает историю о своей городской жизни, чтобы утолить любопытство Уктены. Она рассказывает о том, как ее недостаточно острый для гару слух помогал ей слышать и понимать ритмы и шумы города. Там, где другой оборотень не услышал бы ничего, кроме сливающихся в единый гул звуков человеческого муравейника, Кассандра научилась чувствовать то, чем живут и дышат люди. И это – тоже часть жизни, ее разнообразия, и часть мудрости, с которой теург должен смотреть на мир вокруг себя.
Разгадывающий благодарит Кассандру за историю, и говорит, что ритуал очищения, с которым стая должна помочь ему, состоится через пять дней.
Кассандра оставляет Разгадывающего, но прежде, чем она возвращается к своей стае, к ней является енот. Он недоволен тем, что стая не похитила волшебный камень, хотя имела все возможности для этого. Также он снова сомневается насчет хлипкости Ханны и Реймонда, и говорит Кассандре подумать об этом.
На следующий день стая отбывает в Монреаль, направляясь прямиком в септ Благородной Крови. На въезде в заповедник, на территории которого расположен септ, машину останавливают двое стражей, в которых Ян опознает гару. Стражи, которые разговаривают только с Реймондом, готовы пустить представителей других племен внутрь только при условии, что они принесут присягу королю Стефану. Реймонд не соглашается на такие условия и объясняет суть дела. Стражи ничего не знают о роде аль-Шарифов, а про леБоннэров говорят, что эта ветвь прервалась и кинфолков в этом доме больше нет. Также стражи сомневаются, что кто-либо из старейшин септа будет разговаривать с Реймондом и тратить время на его вопросы.
Стая покидает территорию заповедника. В Монреале Реймонд пытается назначить встречу с кем-то из местных за пределами септа, но относительно безуспешно. Стая разделяется – Реймонд снова возвращается в заповедник, рассчитывая, что его пропустят одного или дадут более подробные ответы на вопросы. Остальные ждут его возвращения и изучают город.
Реймонду приходится доказать свое право задавать вопросы – разговор довольно быстро переходит в вызов. Драться с Реймондом выходит фенрир по имени Логан. Схватка оказывается яростной – Реймонду почти удается пробить защиту Логана, но все же он проигрывает бой и теряет сознание.
Стая меж тем решает, что Кассандре и остальным пойдет на пользу ночная жизнь, которой не хватает в резервации, и среди нескольких ночных заведений города выбирает клуб под названием “Метрополис”. Он находится в здании старого кинотеатра, и представляет из себя элитный танцевальный клуб с ультра-модной музыкой. Внутри, помимо обычных посетителей, стая замечает группу байкеров из того же клуба, что и похитители Зоряны, а также нескольких людей, торгующих экстази и другими клубными наркотиками. Одного из байкеров Ян опознает как фомора. Ханна пытается выяснить у дилеров, продают ли они Мираж и знают ли что-нибудь о нем, но те утверждают, что ничего подобного в Монреале нет.
Прежде, чем стая решает, что делать с фоморами, к ним подходит вызывающе одетая девушка и приглашает за собой, если интересует Мираж. Она приводит оборотней в приватную часть клуба, где их ждет, предположительно, хозяин.
Он оказывается привлекательным и дорого одетым мужчиной, который мгновенно вызывает интерес у всех, кроме Яна. Его чары столь сильны, что даже не скрываемая принадлежность их обоих к вампирам не смущает стаю, и вместо того, чтобы напасть, оборотни принимают приглашение побеседовать. Вампир спрашивает, зачем стая искала мираж, и Ханна, не в силах противостоять чарам, рассказывает все подробности расследования. Не сводя глаз с Кассандры, вампир в свою очередь рассказывает, что распространители Миража его враги, поскольку мешают его собственному бизнесу на наркотиках, и что в Монреале нет никаких следов Миража благодаря в том числе и его усилиям. Однако угроза бизнесу беспокоит его, и он предлагает оборотням помочь ему, на что стая под воздействием чар соглашается. Но обсуждать деловые вопросы сейчас он не хочет, предлагая девушкам насладиться ночью, на что Кассандра, собрав всю волю, отвечает отказом и буквально выбегает из клуба. Стая следует за своей альфой, и вампир, которого зовут Мигель Санта-Доминго, не препятствует им. На пороге клуба вторая вампирша дает стае визитку с адресом, предлагая обратиться, если возникнет желание подзаработать.

View
Mirage - 14
Четырнадцатая сессия

Реймонд также просит Огненного Дракона о беседе. Он благодарит за защиту и помощь на муте. На вопрос об общей генеалогической линии Огненный Дракон отвечает, что считает родичей Реймонда предателями и не стоит искать в нем потерянного дядюшку. Последний вопрос Реймонда касается конфликта с Руби, и Дракон отвергает любые варианты, кроме дуэли. После общения с ним, Реймонд находит Руби, патрулирующую границу острова, и предлагает ей решить вопросы немедленно, бросая вызов. Который она принимает, назначая условия дуэли – без даров и оружия, с привлечением Драконьего Хвоста в качестве секунданта.
Драконий Хвост обнаруживается сидящим на крыльце Лесного Домика. Руби намекает на карантин, который установил Разгадывающий после болезни Эшли, но судя по всему, Славомир считает дом безопасным. Он выслушивает условия, и оборотни начинают дуэль.
Первый же удар Руби достигает цели, она ударяет Реймонда в грудь, нанося серьезное ранение. Он сдается, а Руби подавляет свою ярость и принимает сдачу. Драконий Хвост заканчивает поединок, выражая надежду, что результатом этого боя они действительно уладили разногласия, а не просто устроили склоку. Руби помогает Реймонду дойти до Кассандры. Та очень недовольна тем, что дуэль прошла втайне от нее, но вылечивает Реймонда и разрешает ему и Ханне присоединиться к стае в расследовании.
Длительное наблюдение за госпиталем выявляет значительно повышенные меры безопасности как в самой клинике, так и во всем, что касается программы лечения от Миража. По ночам провизорские лаборатории закрываются и оказываются под охраной, запрещая доступ туда кому-либо. Препарат, играющий главную роль в терапии, производится на месте, непосредственно под нужды пациентов. Лично доктор аль-Шариф работает в одиночестве, контактируя с необходимым минимумом персонала клиники. Также стая узнает, что социальная программа помощи зависимым финансируется правительством Квебека, однако несмотря на то,что большинство клиник находятся в Канаде, передовой исследовательской базой остается МГАХ в Мэлоуне.
Стая готовит визит к доктору Полю аль-Шарифу, надеясь в личном контакте получить ответы на некоторые вопросы. Кассандра отвергает предложения напасть и похитить доктора, упирая на то что сначала необходимо попробовать мирные пути решения. Поэтому на встречу отправляются Ян и Ханна под предлогом деловых переговоров.
Представляясь агентами фармацевтической компании, заинтересованной в покупке патента доктора аль-Шарифа на территории США, Ян и Ханна легко получают от доктора согласие на встречу, которую он назначает не в Мэлоуне, где нет ни одного приличного ресторана, а в олимпийском комплексе на озерах Саранак, к юго-западу от Мэлоуна, практически на территории Адирондака.
С помощью заранее подготовленных материалов и презентаций, Ханна уверенно ведет переговоры с доктором, пока Ян с помощью даров и наблюдательности пытается узнать его секреты и истинную природу. Доктор неожиданно оказывается кинфолком, а к секретам можно отнести медицинский браслет, аналогичный браслетам диабетиков, который доктор носит на запястье. Аль-Шариф выглядит заинтересованным в сделке, хотя и говорит много слов о том, что его работа направлена в первую очередь на очищение его родных территорий от чумы наркотиков. Он крайне озабочен тайной своих разработок и неохотно делится даже самыми основными деталями касательно производственного процесса и состава препарата. По его словам, препарат – основа терапии, он дает 100% эффективность, так, что можно говорить фактически о “прививке” против наркотиков, но в то же время препарат нестабилен, и между его изготовлением и приемом должно пройти не больше нескольких суток. По некоторым намекам складывается впечатление, что госпиталь в Мэлоуне был выбран доктором потому, что он за пределами Канады и возможные осложнения с экспериментами не повредят его деловой репутации в родной стране. Также доктор рассказывает, что конгломерат клиник расширил свои активы относительно недавно, и что инициатива покупки новых госпиталей в сеть исходила из управляющего совета госпиталя университета Вермонта, который тоже входит в сеть МГАХ.
Предварительное соглашение таково – после подписания NDA и первичного доктор готов провести экскурсию по госпиталю и открыть некоторые тайны производства, предлагая сделать это в течение следующей недели. Торг относительно доли доктора в будущих прибылях ведется очень серьезно, и Ян, представляющий финансовую сторону компании, непостижимым образом соглашается на 40%.
Во время встречи Реймонд и Кассандра находятся в фойе того же ресторана, наблюдая крайне профессиональную и очень многочисленную личную охрану доктора, половина которой, переодетые в штатское, изображают посетителей ресторана. Когда Кассандра пытается подойти к покидающему встречу доктору, один из охранников перехватывает ее, не давая приблизиться настолько, чтобы почуять запах.
Руби, оставшаяся снаружи, принюхивается к охранникам из машины сопровождения. Те пахнут как убийцы, но не представляют супернатуральной угрозы. Также Руби обследует территорию резорта, на которой находит многочисленные подновляемые глифы, славящие подвиги Железной Тени.
Порознь оборотни возвращаются в Мэлоун, где делятся друг с другом информацией и начинают новые изыскания.
Реймонд и Ханна по различным каналам изучают историю семьи аль-Шариф. Отец Поля, Саиф аль-Шариф эмигрировал из Ливии в Канаду в 60х годах, после установления режима Каддафи. Саиф, тоже известный врач-нарколог, был также членом королевской семьи Ливии, имеющим право на престол, а также предположительно состоял в религиозном ордене сануситов, целью которой была борьба против внешнего влияния. По какой-то причине Саиф не присоединился к остальным выжившим после революции родичам, бежавшим в Египет, и отправился в Канаду, где остался и обзавелся семьей. Благодаря вывезенным из Ливии королевским деньгам его сын Поль (от неизвестной канадки) получил блестящее образование и продолжил карьеру отца, будучи реальным претендентом на нобелевскую премию. На выпускной фотографии университета Квебека рядом с Полем аль-Шарифом изображен Франсуа леБоннэр, родственник Шарлотты леБоннэр, первой жены короля Стефана. Однако семья аль-Шарифов всегда жила в Квебеке. Стая решает, что если аль-Шарифы кинфолки, то в них может быть кровь либо Серебряных Клыков, либо Лордов Тени.
Кассандра в свою очередь связывается с Эми Зингер, представителем клиники Феникса. Кассандра просит помочь с подготовкой документов для сделки – Ян и Реймонд решают продолжать поддерживать легенду с фармакологическими представителями и использовать для этого свои собственные финансы, но для составления документов нужна консультация. Эми благодарит за информацию о прогрессе и соглашается помочь. Также она сообщает, что ситуация перешла в разряд тревожных – с ее слов, конгломерат МГАХ проводит крайне агрессивную политику захвата рынка, срывая поставки медикаментов конкурентам, устраивая бюрократический саботаж и даже локальные хулиганские погромы в чужих клиниках. От этого страдает сеть Дома Феникса в США, сеть клиник Stronghealth в Канаде, и другие. Она рекомендует связаться с владельцем сети Stronghealth Элютеном Дюпоном, который, по ее словам, на грани банкротства, и просит, при возможности, разобраться с нападениями. Она считает, что в этих операциях могут участвовать фоморы.
Работающие с госпиталем Элис Хайд детективы сообщают Руби, что не могут получить данные о составе учредителей конгломерата МГАХ, однако считают, что за этим стоят “очень большие старые деньги”, намекая на известные богатые и влиятельные семейные кланы региона. Зато они дают исчерпывающую информацию касательно охраны доктора. Это частная военная компания MPRI, крупный игрок на рынке, имеющая в портфолио несколько контрактов от Госдепа США и сомнительную репутацию в части соблюдения прав человека. Детективы отказываются работать против подобного противника, но говорят, что охрана самого госпиталя при этом обеспечивается не MPRI, а отставными полицейскими и непрофессионалами.
Обсудив все полученные данные, стая решает продолжить изыскания. Кассандра принимает решение искать следующие ответы в Квебеке.
Стая возвращается в септ, чтобы наконец встретиться с Разгадывающим Тайны Воды, который наконец окончил медитацию. Стая находит его на берегу реки, где он ловит рыбу, осматривает ее и отпускает. Разгадывающий говорит, что воды реки вызывают у него тревогу, и необходимо провести ритуал. Он запрашивает у стаи помощи в его проведении, и Кассандра соглашается.
Реймонд интересуется у Разгадывающего подробностями видения, которое указало целью Охоты кинфолка дома Вирмфо Стендиша. Разгадывающий говорит:

Я видел скверну в Сердце Нации. Я видел червей, поедающих спелый плод. Я видел боль из-под полога детской колыбели.

Реймонду не удается получить никакого более понятного для него ответа. Кассандра в ответ на это делится с Разгадывающим своим собственным видением, которое она получила во время праздника. Это очень беспокоит Разгадывающего, и он наказывает Кассандре прийти к нему на закате, чтобы поговорить об этом.
Затем стая посещает Серого Призрака, рассказывая ему все, что удалось узнать, и высказывая некоторые предположения. Серый Призрак дает добро на продолжение расследования, и говорит, что никаких отношений ни с одним из двух септов Квебека у него нет.
Последней, к кому стая обращается за советом, остается Эльза. Стая, без Руби и Яна, находит ее в Лесном Домике, где она подметает крыльцо от осенних листьев. Эльза знакомится с Ханной и Реймондом, и Ханна расспрашивает ее о септе Воронова Крыла и о том, с кем можно было бы поговорить, чтобы узнать необходимую информацию. Эльза испытывает неприятные эмоции, рассказывая о септе, и сохраняет крайне негативные воспоминания о семье Климински. Она говорит, что Климински фактически узурпировали силу каэрна, не допуская до него никого, кроме себя, и другим оборотням септа приходится жить в тяжелых и неравных условиях. Также она рассказывает историю про стаю короля Стефана и завоевание Канады, которую сама она считает плохой, несмотря на похвалы остальных. Разговор выходит непростым, и стая в очередной раз покидает Эльзу в смятении и расстроенных чувствах.

View
Mirage - 13
Тринадцатая сессия

К полуночи все гару септа возвращаются в каэрн, кроме Эльзы. Гости так же приглашены на праздник.
Перед камнями старейшин сложен огромный, в человеческий рост, костер.
Драконы кажутся пребывающими в приподнятом настроении, Тень-на-Траве необычно бодр и активен, Солнце Полуночи сдержана. По какой-то причине никто не спешит объявлять об успешном завершении охоты. Огненный Дракон и Солнце Полуночи о чем-то спорят, однако прекращают прежде, чем кому-либо из стаи удается услышать хоть слово.
Незадолго до полуночи и начала праздника, все гару септа слышат чужой вой, объявляющий о желании присоединиться к празднованию. Волк не спрашивает разрешения, а скорее наоборот, заявляет право присутствовать. Вой приближается к камням, и на поляну из леса выскакивает стая из десяти волков под предводительством огромного черного люпуса с рыжим подшерстком и горящими глазами.
Люпус-вожак встречается с Огненным Драконом на границе поляны, оказываясь почти вровень с ним. Несколько секунд они смотрят друг на друга, готовые напасть, но затем люпус демонстрирует подчинение и Дракон разрешает ему пройти к камням. Игнорируя Серого Призрака, будто его вовсе нет, люпус подходит к Тени-на-Траве и о чем-то говорит с ним, а затем прибывшая стая располагается на поляне.
Еще через несколько минут являются другие гости – Реймонд и Ханна. Они представляются старейшинам, и неожиданно люпус-вожак вмешивается, грубо требуя назвать цель прибытия. Реймонд отказывается, до тех пор, пока вожак не назовет себя. Это провоцирует вожака к дальнейшей эскалации. Он воет, от чего у всех присутствующих закладывает уши, а Реймонд падает на колени, истекая кровью от внутренних повреждений, а затем бросается на Реймонда. Однако не успевает добраться до цели, когда оказывается перехваченным Огненным Драконом. Едва сдерживая ярость, Дракон говорит, что каждый гость септа под его защитой, и если вожак еще раз посмеет раскрыть пасть, Дракон убьет его, несмотря на все заслуги и регалии. Это снова заставляет люпуса признать поражение и отступить. Благодарный Реймонд благодарит Дракона и пытается пожать ему руку, но тот не принимает ее. На этом представления оканчиваются и начинается ночь праздника.
Драконий Хвост зажигает костер, а Серый Призрак начинает ритуал. Он говорит о том, что видит тяжелые времена, которые наступают для всех обитателей септа, об опасностях, которые стоят на пороге и о том, что всем стоит быть бдительными и готовыми отразить угрозу. Одной из самых важных и тревожных вещей он считает в том числе наркотики, отравляющие кинфолков и лишающие Нацию ее крови. Это вызывает протест у чужих волков, которые считают, что защита людей это слабость и ошибка.
Выслушав слово лидера септа, Драконий Хвост объявляет фазу вызовов, предлагая всем желающим уладить вопросы и заявить о чем-либо, чтобы оставить разногласия в уходящем году. Никто не бросает вызовов, однако Кассандра выходит вперед и приносит Огненному Дракону извинения от своего имени и своей стаи, за все, чем стая могла, вольно и невольно, помешать вардеру или принести вред септу. Тот отвечает, что прощения нужно просить у Призрака за год несчастий, который стая принесла септу. Из этого становится понятно, что Драконы не смогли найти Мигеля. Также все ждут, что Реймонд заявит о своих претензиях касательно убийства кинфолка, но он по какой-то причине не делает этого.
После этого наступает фаза историй. Первыми берут слово волки. Они рассказывают песню о боевых подвигах своей стаи, которые по большей части состоят из убийства людей.
Затем выходит говорить Ян от имени стаи Крадущихся по Дороге, и рассказывает историю стаи на пути борьбы с Миражом, и о том, что стая будет делать в ближайшее время против угрозы, о которой говорил Серый Призрак, имея в виду грядущую боевую операцию в госпитале. Это еще больше распаляет волков. Едва дождавшись конца рассказа Яна, они говорят, что рассказанное лишь подтверждает лицемерие обитателей септа, которые осуждают убийства людей, но сами занимаются этим, убийством наркоторговцев и бандитов, в то время как нефтяные вышки и заводы отравляют тело Гайи и никому нет дела до этого. Вожак говорит, что прибыл, чтобы засвидетельствовать продолжение договоренностей между его стаей и этим септом, однако видит, что эти гару потеряли верный путь, и необходимо наставить их. После этого стая срывается с места и покидает праздник. Никто из старейшин не останавливает их и не комментирует это.
Вместо этого Разгадывающий и Серый Призрак переходят к следующей фазе. Драконий Хвост поджигает костер, а Разгадывающий славит духов и Великую Уктену, тотем септа. Все гару перекидываются в люпусов, подхватывают горящие поленья из костра и бегут в лес, отдавая тотему духовную силу и высказывая уважение.
Бегущей по лесу стае является видение изначальной земли, где бегут воды, пасутся бизоны, и свивает свои кольца бесконечный змей Уктена. Кассандра же видит, как из воды к ней выходит прекрасная дева в индейских одеждах, и, обращаясь к Кассандре, произносит пророчество.

[i]Сокрытое в водах обретет свободу и принесет боль и страдания, вместо обещания покоя и благоденствия. Ложные надежды ведут дорогой слез. Не дай повторить путь, который мы прошли однажды[/i]

Наутро все приходят в себя с ощущением исполненного долга, на разных частях острова. Кассандра пытается понять пророчество, которое тревожит ее.
Стая находит Реймонда и отводит его к Серому Призраку. Тот говорит, что с вопросами по охоте нужно обратиться к Разгадывающему, но он медитирует и едва ли будет доступен в течение ближайших пары дней. Так же он выражает обеспокоенность тем, что не видел на празднике Эльзу, и посылает стаю найти ее и выяснить, все ли в порядке. На вопрос о том, кто были чужаки-люпусы, Серый Призрак мрачнеет и отвечает, что это Вырывающий-Сердце-Вирму и его стая. Говорить о них он очевидно не расположен.
Стая добирается до резервации и по Умбре, незамеченными, оказываются в доме у Эльзы. Найти ни ее, ни каких-либо следов ни в реальности, ни в Умбре не выходит, Эльза будто бы пропала. Посовещавшись, стая отправляется к дому Драконов, чтобы спросить их о судьбе Эльзы.
Огненного Дракона не оказывается дома, но зато стая находит там Славомира, у дома которого припаркована машина шерифа. Драконий Хвост прощается с шерифом, и принимает гостей на крыльце своего дома. На вопросы об Эльзе он говорит, что видел ее 10 минут назад, и даже не пытается понять, что происходит с ней. Однако говорит, что стая плохо влияет на нее, и хоть и не запрещает с ней общаться, но просит быть осторожнее. Затем слово берет Реймонд и рассказывает, что привело его в септ. Славомир уточняет наличие общих родичей у своего рода и рода Реймонда, и говорит, что Реймонду стоит потребовать возмещение за жизнь кинфолка. Разговор перетекает на обстоятельства охоты, и Реймонд узнает подробности о ситуации с Мигелем, после чего требует объясниться. Руби грубо отказывает ему, назревает драка. Драконий Хвост предлагает оборотням продолжить выяснять отношения не на его крыльце. Руби воспринимает это как разрешение подраться, и с готовностью спускается с крыльца. Однако Реймонд не присоединяется к ней, и игнорирует все ее дальнейшие провокации. Вместо этого он прощается со Славомиром и покидает его территорию, оставшись ждать стаю за забором.
Кассандра между тем объясняет Славомиру, почему стая повела себя так с Мигелем, и говорит, что поняла свою ошибку, однако в свою очередь просит понять и ее – в нежелании убивать кинфолка, которого стая считала своим союзником. Драконий Хвост говорит, что понимает ее, но в очередной раз напоминает, что Огненный Дракон имеет другое мнение. Он просит стаю беречь себя и быть осторожнее. Эти слова успокаивают ярость в душе Руби, и она, забыв о Реймонде, снова задает вопрос про Вырывающего-Сердце-Вирму. На это Славомир отвечает, что эта стая – та причина, по которой септом правит Серый Призрак, а не Арнгут Стормбрайт. Драконий Хвост не знает, что теперь будет, однако предполагает, что стоит готовиться к худшему. А сам он займется “этими убийствами”. Когда стая пытается уточнить, о каких убийствах речь, Славомир отправляет их заниматься Миражом, а не набирать полные руки дел.
Стая прощается со Славомиром и опять соединяется с Реймондом. Он тоже спрашивает о Мираже и о том, как стая намерена действовать в отношении госпиталя. Руби говорит ему, что если он хочет присоединиться, он должен признать Кассандру старшей. Это снова почти доводит дело до драки, но Кассандра останавливает ссору, а Реймонд в свою очередь соглашается с подобными условиями.
Следующие два дня стая проводит, занимаясь подготовкой и разведкой.

View
Мираж - 12
Двенадцатая сессия

Накануне дня солнцестояния все оборотни септа собираются в каэрне, у камней Старейшин. По дороге к ним стая идет через резервацию, в которой живет, пока Лесной Домик закрыт на карантин. Внимание привлекает сцена возле одного из трейлеров, где стая видит, как Эльза на повышенных тонах общается с кем-то из местных жителей. Мужчина требует убрать от него эту припадочную, а Эльза обвиняет его в том, что он бьет своих детей. Этого хватает Руби, чтобы перейти от слов к делу – она вламывается в трейлер. Внутри него Руби находит девочку-нейтива, вероятно, дочь мужчины, которая прячется в страхе. На лице девочки Руби замечает след удара. Хозяин тем временем пытается выставить ее из своего дома, угрожая ружьем, но Руби отнимает оружие и одним ударом укладывает его в нокаут, ломая нос и лицевые кости. Кассандра бросается внутрь, чтобы помочь, и успевает спасти мужчину от верной смерти, понимая, что скорая не доедет сюда вовремя. На глазах у изумленной девочки она вылечивает мужчине все травмы и парочку хронических болезней, а затем предлагает ей пойти учиться на доктора, чтобы тоже так уметь. Руби почти что сбегает из трейлера и говорит Эльзе, что решила проблему с избиением, но ребенку нельзя оставаться с отцом, и предлагает Эльзе забрать ее. Та отвечает, что у нее нет ни дома, ни семьи, и ей некуда забрать девочку, на что Руби в сердцах бросает, что если бы Эльза пошла с Крадущимися по Дороге, то у нее было бы и то, и другое. Это обижает Эльзу, и она, выругавшись на Руби, исчезает в Умбре. Все жители резервации к этому моменту уже собрались неподалеку и глазеют на происходящее. К стае подходят братья Томпсоны и требуют немедленно уйти. Учитывая все сопутствующее, других вариантов у стаи не остается.
Вечером, когда все, кроме Эльзы, собрались, Драконий Хвост и Серый Призрак объявляют, что завтра на рассвете Гайя даст видение о том, кто станет целью Охоты. Каждая стая представляет себя перед лицом Гайи и Луны, первыми это делают Санрайдеры. Огненный Дракон призывает Луну и Гелиоса, и бросает в небо сеть, в которую вплетены собранные Эльзой солнечные зайчики, и эта сеть вспыхивает солнечным светом и превращается в льва, который устремляется в небо. Стая Крадущихся по Дороге тоже представляет себя для участия в Охоте. Затем оборотни расходятся по своим домам и логовам, а стая остается ночевать на камнях, отчасти надеясь тоже получить видение, отчасти из-за того, что не может вернуться в резервацию.
Наутро оборотни снова собираются у камней, дабы послушать волю Гайи. Первым неожиданно берет слово Огненный Дракон, который говорит, что ему было видение о том, кто должен сегодня умереть во славу великой Матери, дабы септ не постиг целый год несчастий. Ему отвечает Разгадывающий Тайны Воды, который говорит, что ему тоже было видение. Каждый хочет назвать свою цель. Серый Призрак рассуждает, что нужно дать слово обоим.
Разгадывающий называет имя Джозефа Стендиша, что осквернил лик великой Матери в самом ее сердце, и говорит, что искать необходимо к востоку. Дракон говорит, что в его видении целью был Мигель Монкада. Выслушав это, Серый Призрак предлагает каждому оборотню самому принять решение, за какой целью следовать, и надеется, что это решение будет мудрым.
Не дожидаясь, пока Огненный Дракон поинтересуется местонахождением Мигеля, стая быстро покидает каэрн и отправляется на поиски Джозефа Стендиша. По дороге Руби звонит Риду и просит предупредить Мигеля об опасности.
Цель обнаруживается в приграничном городе Платтсбург, NY и стая выезжает туда.
Прибыв на место, стая проводит разведку, выясняя, что Стендиш является известным в городе человеком, бизнесменом и меценатом, который не так давно приобрел местную картинную галерею. Совершив несколько звонков и изучив доступные архивы, стая локализует его в этой самой галерее, куда он прибыл, чтобы провести встречу. Однако попасть туда оказывается невозможно – галерея закрыта для посещений, снаружи охрана и много камер, а в Умбре нет ни самого здания, ни какого-либо подобия. Стае остается ждать, пока Стендиш выйдет наружу, чтобы напасть, но этого не происходит. Вместо этого одна из секций стеклянной крыши внезапно обрушивается внутрь, и через некоторое время наружу выбегают те, с кем Стендиш проводил встречу. (Реймонд и Ханна)
После сумбурного знакомства все опознают друг в друге гайянских гару и вместе поднимаются на колокольню ближайшей церкви, чтобы найти какие-то следы или улики от стрелка-снайпера, который одним выстрелом разнес голову Стендишу на глазах у Реймонда и Ханны. Однако все, что удается найти – это пулю, и ее оказывается недостаточно, чтобы поисковый ритуал сработал.
Временно прекратив поиски стрелка, гару делятся друг с другом некоторой информацией. Реймонд сообщает, что убитый Стендиш был кинфолком Серебряных Клыков Вермонта, и не был замечен ранее в чем-либо предосудительном. Стая рассказывает ему про условия охоты и предполагает, что остальную информацию он может узнать у Разгадывающего. Реймонд убеждает Кассандру не возвращаться в септ до вечера, и хочет составить стае компанию. Все гару временно поселяются в гостиничном номере Реймонда.
Ханна устраивает спонтанную вечеринку, наливая Кассандре виски и расспрашивая ее о подробностях дела, и довольно быстро выводит ее на откровенный разговор о том, что лежит у Кассандры на душе.
В это время Реймонд и Руби отправляются на встречу с Шедоу Лордами города, но пока они сидят в приемной аффилированной компании, один из ШЛ является в гостиничный номер. Он представляется Сэмом Крэйном и очевидно не рад тому, что не встретился с Реймондом.
После этого все гару покидают Платтсбург и отправляются в септ. До полуночи остается достаточно времени, чтобы представить Реймонда и Ханну Серому Призраку и объяснить суть их приезда. Серый Призрак разрешает им остаться.
Руби спрашивает Серого Призрака, уверен ли он, что Мигель действительно враг Гайе и источник несчастий для септа, или горе и ярость слишком сильны в Огненном Драконе, чтобы его видения были достаточно чисты и понятны. Призрак отвечает неопределенно, и выражает опасение, что оба кинфолка-“цели” могут не быть истинными, а не только Мигель.
Затем с Призраком говорит Кассандра, наедине, и остается не так много времени до полуночи.

View
Мираж - 11
Одиннадцатая сессия

Несмотря на то, что Драконий Хвост не очень охотно рассказывает про историю своей семьи, стае удается его разговорить, задав вопрос о судьбе матери Зоряны.
Славомир начинает рассказ с истории Балкан, региона своей родины. Объясняет, насколько важным он всегда был для Нации и человечества в целом. Как считает Драконий Хвост, Балканы – это колыбель человечества, и происходящее там не может не влиять на судьбы Нации и саму Гайю. Затем он рассказывает, что долгое время происходящее на Балканах не привлекало большого внимания мировой общественности, и в тени этого там происходили чудовищные события, сравнимые с ужасами фашистской Германии, а его и Огненного Дракона семьи вместе с тысячами соотечественников были жертвами этого.
Затем он переходит к истории стаи Санрайдеров – стаи, в которой состояли оба сильверфанга. Санрайдеры вели партизанскую войну на территории Сербии, сражаясь со стаей Осенних Дождей, в которой состояло несколько танцоров и которые представляли собой государственное силовое подразделение Хорватии. Драконий Хвост рассказывает о случаях чудовищной кровавой жестокости, о массовых убийствах, в одном из которых погибло больше сотни кинфолков, и о борьбе Санрайдеров с агентами Вирма. Рассказ заканчивается гибелью матери Зоряны и части стаи, после чего Драконы вместе с тем, что осталось от их семьи, решают бежать в Канаду.
Стая, как может, выражает Драконьему Хвосту и его семье сочувствие, после чего оставляет его.
Вечером того же дня призывный вой зовет стаю на ритуал, который обещал Серый Призрак. Холм, возвышающийся из реки, становится местом его проведения. В Умбре на его вершине стоит Эшли, готовая встретить свою судьбу. Под звуки траурной мелодии, которую играет на волынке Драконий Хвост, Серый Призрак и Тень-на-Траве поют песню о смерти, которая ждет всех и неизбежно придет. Огненный Дракон достает свой клейв, по имени Испивающий Душу, и говорит, что смерть от этого клинка очистительная, и каждый, чью душу он забирает, присоединится к великому воинству Нации в стране Вечной Охоты. Эшли благодарит Серого Призрака за ритуал, и других членов септа, и прощается со стаей. Несмотря на тяжесть момента, она не выказывает ни страха, ни отчаяния, и держится как истинный воин Гайи. Прощаясь с Кассандрой, Эшли выражает надежду, что Кассандра закончит то, что они начали вместе, и Кассандра клянется добраться до тех, кто стоит за Миражом, и избавить мир от него. Когда все слова сказаны, Эшли дает знак Огненному Дракону, и тот наносит удар, забирая ее душу, после чего Серый Призрак и Тень-на-Траве уносят ее тело в речные воды. Затем старейшины оставляют членов стаи одних, чтобы провести собственные поминки.
До утра стая вместе с тотемом остается в умбре, вспоминая об Эшли и обсуждая, как прославить ее на своем дальнейшем пути.
Следующие дни до мута септ по-прежнему погружен в тревогу и беспокойство. Руби обращается к Солнцу Полуночи за советом, и та говорит, что во время праздника летнего солнцестояния Гайя укажет всем в септе цель, которую необходимо будет выследить. Если гару не смогут сделать этого, то весь следующий год септу будет сопутствовать большая неудача, и Солнце Полуночи советует готовиться.
Еще раз посетив Драконьего Хвоста, стая узнает, что Зоряна все еще без сознания, и что худшие опасения подтвердились – в ее состоянии виновата передозировка Миражом. Кассандра советует Славомиру обратиться в Дом Феникса за лечением, и дает контакты, обещая помочь с тем, чтобы Зоряну приняли как можно скорее. Славомир благодарит за помощь.
Руби встречается с Мигелем дома у Виктора Рида в Ютике – он согласен встретиться только с ней и только там, говоря, что должен ей за то, что она познакомила его с Виктором. Рид прячет Мигеля от Огненного Дракона и судя по всему, довольно успешно. Мигель отрицает свою вину в состоянии Зоряны, хотя и признает, что у них был роман, а какую-то часть наркотиков она могла получить от него, но он не был ее дилером и не был тем, кто толкнул ее на ее путь.
Ян общается с кинфолками резервации, куда стая переехала из лесного домика, закрытого на карантин. Поговорив почти со всеми Ян уверен, что между септом и кинфолками практически идет холодная война, из-за каких-то серьезных противоречий. Не исключено, что скоро кто-то из септа рискует повторить судьбу Небесных Гончих. Кассандре в то же время кажется, что резервация испытывает серьезный кризис сама по себе, вымирая по причине отсутствия работы, какого-то развития и возможности выживать в меняющемся мире.
Неожиданно стая получает новости из Мэлоуна. Детективы, отправленные в Мемориальный Госпиталь, сообщают – госпиталь переживает серьезный наплыв пациентов, настолько значительный, что ресурсы не справляются и программа реабилитации просто не успевает вылечить пациентов прежде, чем их место займут новые. Для усовершенствования программы в госпиталь прибыл ее автор – восходящая звезда мировой медицины доктор Аль-Шариф, чтобы на исследовательской базе госпиталя делать свою работу. По словам детективов, он почти не выходит из лаборатории, часто не появляясь в снятом для него жилье, но все необходимые адреса и имена они сообщают. Стая решает после мута отправиться в Мэлоун, чтобы задать доктору Аль-Шарифу все накопившиеся вопросы.
Наступает время праздника.

View
Мираж - 10
Десятая сессия

Избавившись от преследования полиции, стая возвращается обратно. Ян отделяется от остальных и забирает машину Драконьего Хвоста, чтобы ее не обнаружили.
Зоряна все так же без сознания, по всей видимости, под воздействием наркотиков, Драконий Хвост медленно залечивает раны. Он рассказывает, что зашел на виллу, не встретив сопротивления, распугал делириумом бандитов и забрал Зоряну уже в таком состоянии, а на выходе его подстрелил снайпер.
Кассандра слышит у себя в голове голос Енота. Он говорит, что зашел на виллу вместе с остальными и тоже осмотрел там все – и ему кажется необычным отсутствие всяких следов пребывания там бандитов, а также следов боя. Непохоже, чтобы эту виллу действительно кто-то захватывал, а потом держал там оборону. В новостях также ничего не говорят.
Доехав до Корнуолла, стая оставляет Драконьего Хвоста и Зоряну в местном госпитале, а затем возвращается в септ и соединяется с Яном, который успешно перегнал машину, не привлекая внимания. В септе нет никаких происшествий или нападений, но все духи кажутся встревоженными и ожидающими чего-то. Кассандра предполагает, что так местные духи ведут себя в преддверии мута.
Стая проводит ритуал очищения, и снова возвращается в Корнуолл, чтобы узнать, что с Зоряной. В больницу уже прибыл Огненный Дракон. Стая слышит, как Серебряные Клыки о чем-то спорят, после чего Дракон уходит, собираясь убить кого-то. По словам Драконьего Хвоста, врачи пока не могут сказать ничего определенного о состоянии Зоряны – они подтверждают опасения о передозировке наркотиками, но прогнозов не дают. Сам Славомир намерен оставаться в палате Зоряны, что бы ни происходило.
В самом городе стая наблюдает некоторые изменения – похоже, что усиленный контингент полиции эффективно справляется с беспорядками и волнениями, и уличные стычки прекратились.
Перед тем, как вернуться в септ, стая решает заехать к Мигелю – и находит его дом разгромленным, а самого Мигеля пропавшим. После изучения следов становится понятно, что сам Мигель уехал не позднее чем сутки назад, собрав вещи, а затем кто-то, скорее всего, Огненный Дракон, то ли искал его, то ли просто отводил душу, устраивая погром. След Мигеля теряется в машине, след Дракона – в Умбре. Одну из медалей Мигеля решено взять с собой, для духовного поиска.
Вернувшись в септ, Кассандра идет к Разгадывающему и говорит, что задание Огненного Дракона выполнено и стая может делать то, что обещала теургу. Разгадывающий говорит, что ему будет необходим Огненный Цветок из умбрального релма огня, но для того, чтобы отправить туда стаю, необходима пробужденная трава и фляга чистой ледниковой воды. Кассандра решает, что стая добудет воду, раз все равно она не знает ритуала пробуждения. Разгадывающий тоже выглядит озабоченным, но не отвечает на вопросы.
Не мешкая, стая отправляется на север, к одному из чистых горных озер, которые не испорчены влиянием людей и Вирма. Никаких трудностей стая не встречает, заодно узнавая новости – по официальной информации, все бандиты убиты, заложники спасены, их имена скрываются в интересах следствия, а к расследованию подключен Интерпол. Потратив почти что весь день на дорогу, к ночи стая возвращается в септ, заехав на обратном пути в госпиталь Корнуолла. На входе, не скрываясь, дежурит наряд полиции, поэтому внутрь идет один лишь Ян – и находит палату Зоряны пустой. Персонал госпиталя ведет себя подозрительно, и Ян, не дожидаясь пока его схватят полицейские, покидает здание через Умбру.
Получив воду, Разгадывающий отправляет стаю отдыхать, условившись с утра отправиться за Цветком.
Стая ложится спать в лесном домике. Руби, поддавшись тревожному настроению духов, остается караулить в комнате Кассандры. И не зря – посреди ночи в окно спальни Кассандры кто-то влезает – и оказывается Эльзой.
Она предлагает идти воровать лечащий камень у Разгадывающего, потому что времени совсем не осталось, но Кассандра объясняет, что Разгадывающий придумал иной способ помочь стае. Эльза удивлена, но не настаивает. Кассандра предлагает Эльзе пойти вместе, полагая, что умения и знания Страйдеров будут очень полезны в незнакомом релме. Эльза соглашается и попрощавшись до утра, уходит через то же окно.
Однако наутро планы меняются. Эшли не может проснуться, она лежит в своей кровати, а на ее левой руке растет отвратительный серый гриб. Кассандра бежит за Разгадывающим, и находит его в компании Эльзы. Теург выглядит еще более встревоженным, а новости от Кассандры и вовсе не оставляют на нем лица. Разгады* вающий спешит к дому, уводит всех гару и долго проверяет каждого, проводя ритуал очищения. Его вердикт становится единственной хорошей новостью – зараза, хоть и осталась на некоторых членах стаи, не успела укрепиться, и пока никто из остальных не болен. Однако помочь Эшли уже нечем, и ритуал с Цветком опоздал – как-то так случилось, что чума начала пожирать Эшли раньше, чем кто-либо мог предполагать. Гару возвращаются к дому. Кассандра против того, чтобы сжигать дом, не попрощавшись с состайником, поэтому стая находит в себе силы зайти в спальню Эшли – и находят записку на зеркале, которая гласит, что она ушла в Умбру.
Тем временем, Эшли просыпается от того, что ее будит Серый Призрак. Он говорит что еще есть время сделать то, о чем они договаривались, и уводит ее в умбру. Он обещает сделать все на закате, а до тех пор ей необходимо подождать.
Разгадывающий закрывает дом на карантин, запрещая кому-либо входить, пока споры чумы не перестанут угрожать заражением.
Не находя себе места, Кассандра предлагает найти Зоряну и узнать, что с ней, чтобы хоть немного отвлечься. Она обнаруживается в одном из домов в резервации, куда ее принес Драконий Хвост, спасая от полиции. Сам он сидит на крыльце этого дома и выглядит уставшим и нетрезвым. На некоторые вопросы он отвечает невпопад или не отвечает вовсе, а также рассказывает горькие и печальные истории.
Он говорит, что Интерпол охотился на него с Огненным Драконом, и эта охота идет уже много лет. Причина этому – военные события у него на родине, их преследуют как военных преступников. Чтобы защитить свои семьи, им пришлось бежать в Америку, но и здесь их нашли, а значит, им снова придется бросать дом и скрываться. Руби возражает, что Огненный Дракон – вардер септа и не имеет права бросить его, к тому же, невозможно скрываться вечно. А значит, Драконы должны остаться и дать бой врагу, вместо того, чтобы убегать. Неожиданно, это меняет настроение Славомира, и он отвечает, что и впрямь, они останутся, чтобы умереть здесь.
Кассандра делится со Славомиром тем, что стая знает о Мемориальном Госпитале – и предполагает, что если там могут помочь с зависимостью от Миража, то и с другими наркотиками тоже могут помочь. Она оставляет ему контакты и выражает надежду, что Зоряну спасут.
Также по словам Драконьего Хвоста, наркотиками ее снабжал Мигель – и за это Огненный Дракон собирается убить его, как главного виновника всего произошедшего. Пока этого еще не произошло, впрочем, и еще можно найти Мигеля раньше, чтобы, хотя бы, допросить. Ритуал поиска говорит, что Мигель уехал недалеко, однако след его взять очень сложно и он умело скрывается.
Руби звонит Риду в надежде, что Мигель мог воспользоваться его сетью контактов, и Виктор не подводит ее, сообщая, что может помочь найти его.

View
Мираж - 9
Девятая сессия

Узнать местоположение байкеров, предположительно похитивших Зоряну, не составляет труда. О них говорят все местные новости – как о террористах, захвативших заложников и засевших в небольшом городке Садбери к западу от Оттавы. Ритуал духовного поиска подтверждает, что дочь Огненного Дракона среди них, и стая отправляется в путь.
Согласно новостям, террористам некуда деться с шикарной виллы, окруженной полицией. Все они – франко-канадцы, неоднократно привлекались за нарушение общественного порядка, вооружены, агрессивны и опасны, а их требования включают самолет до Парижа. Полиция ведет переговоры и, вероятно, готовит штурм, о состоянии заложников ничего не известно, а общественное мнение поделилось между негодованием на квебекских националистов и претензиями к полицейской нерешительности.
Драконий Хвост неохотно рассказывает о Зоряне и обстоятельствах дела, однако признает, что она могла и не быть похищенной, а сознательно сбежать с бандитами по собственной воле. Ее отношения с отцом, очевидно, лишены всякой теплоты, и она вполне могла сделать это ему назло, а с подобными компаниями девушка общалась и раньше. Сам Славомир утверждает, что хотел бы Зоряне счастья, однако ничего более конкретного не сообщает.
Также Славомир рассказывает, что их семья несколько лет назад вынужденно перебралась из Тираны, где идет война, в Монреаль, откуда были отосланы главой своего дома в септ Добрых Предзнаменований, как только его существование открылось Нации. По его словам, нет никакой разницы, где жить, если везде ты чужак. Также он говорит что Зоряна – его племянница, и что та не связана пока что брачными обязательствами ни с кем. На этом его желание говорить о семье исчерпывается.
Руби просит рассказать историю о Солнце Полуночи, которая, по слухам от Эльзы, в одиночку отстояла независимость септа от посягательств со стороны септа Стражей Вершин. Славомир подтверждает это, и говорит, что Солнце Полуночи была первым гару, прибывшим в септ из внешнего мира, после того, как Серый Призрак и Разгадывающий победили Серую Чуму. Солнце Полуночи одержала верх над посланником Стормбрайта в множестве состязаний, и тот признал силу септа.
Также, чтобы скоротать время в пути, Драконий Хвост рассказывает сказку о царевиче и драконе – которую, по его словам, очень не любит Огненный Дракон.
Доехав до Садбери, гару обнаруживают полицейское оцепление вокруг виллы, несколько десятков человек за ним, включая прессу, и прибывший для штурма контртеррористический спецназ. О состоянии заложников ничего не известно. Драконий Хвост берет на себя спасение Зоряны, поручая стае сдерживать штурм.
Пока Драконий Хвост проникает на виллу и ищет племянницу, Ян смешивается с толпой зевак и прессы, а остальная стая пробирается за полицейский кордон и оказывается рядом с бойцами спецназа. Их оказывается больше, чем ожидалось – два броневика группы быстрого реагирования, а также машина сопровождения. Также над виллой кружит полицейский вертолет с мощным прожектором, который может стать серьезной угрозой для Вуали.
Заняв позиции, стая ждет развития событий – сигналом к началу становятся выстрелы со стороны виллы.
Руби и Эшли бросаются на автомашины спецназа, переворачивают одну из них вместе с бойцами, мешая им начать штурм. Оставшиеся бойцы вступают в схватку с Руби, которая сразу же впадает в тралл и устраивает бойню. Кассандра метким выстрелом разбивает вертолетный прожектор. Увидев криносов, полиция теряет рассудок и начинает беспорядочную стрельбу, в том числе и по толпе зевак и журналистов. Там начинается паника, которой умело пользуется Ян, чтобы минимизировать количество документальных свидетельств и помешать журналистам снять что-либо компрометирующее. Руби расправляется с бойцами спецназа, получает несколько серьезных ранений от их командира и (предположительно) агента КККП, а также от сидевших в другой машине бойцов в форме Интерпола.
Эшли слышит громкие одиночные выстрелы со стороны виллы, и бежит туда, чтобы помочь Драконьему Хвосту, однако на полпути ее подстреливает снайпер.
Следующий выстрел Кассандры попадает в газовый баллон полевой кухни, и все поле боя мгновенно оказывается в дыму. Пользуясь этим, Руби убивает всех, кто попадается ей на пути. Кассандра незаметно двигается в сторону виллы и видит, как группа предполагаемых террористов спешно покидает ее. Ни одного заложника с ними не видно. Пока снайпер отвлекается на бандитов, Кассандра поднимает Эшли на ноги и они вместе добираются до виллы.
Тем временем Ян находит Руби, уже начавшую приходить в себя. Рядом нет ни одного живого полицейского, однако проверять, все ли мертвы, нет времени. Они берут оставшийся на ходу полицейский броневик, и пользуясь им, как щитом от снайпера, тоже добираются до виллы. Соединившись, стая находит Драконьего Хвоста – тот тяжело ранен и не может двигаться, но прикрывает собой Зоряну, которая цела, но без сознания. На вилле занимается пожар. Быстрый осмотр всех пока еще безопасных помещений не обнаруживает ни одного заложника. Среди брошенных в спешке вещей Руби находит дозу Миража, которую прихватывает с собой вместе с другими вещами предполагаемого хозяина – на случай, если потребуется поисковый ритуал.
Погрузив раненых в тот же броневик, стая покидает поле боя, стараясь оказаться как можно быстрее за пределами облавы.

View

I'm sorry, but we no longer support this web browser. Please upgrade your browser or install Chrome or Firefox to enjoy the full functionality of this site.